"Арктика" на экране

Первыми зрителями специального выпуска киножурнала «Советский патриот» № 91, рассказывающего о единственном в мире победоносном автономном походе к Северному полюсу лыжной группы «Арктика», стали люди, собравшиеся в Московском филиале Географического общества АН СССР на вечер, посвященный памяти прославленного советского полярника И. Д. Папанина.

После просмотра киносюжетов руководитель группы «Арктика» мастер спорта В. Чуков рассказал присутствующим о подробностях этого беспрецедентного путешествия, ответил заинтересованным зрителям. А вопросов накопилось много, ведь за плечами членов группы сложные путешествия по Таймыру и Путоранам, островам Северной Земли и Земли Франца-Иосифа, переход по дрейфующим льдам Карского моря между этими архипелагами. В былые годы побывали они и близ «макушки» нашей планеты, в центральной части Северного Ледовитого океана, под 88 градусом северной широты, и всегда — только автономно. Лишь радиосвязь соединяла маршрутную группу во время этих переходов с базой. И вот, наконец, достигнут Полюс, и на горизонте замаячила еще более заманчивая цель — автономный поход по Антарктиде…

Выступивший на вечере секретарь МФГО Б. Лиханов вручил отважным первопроходцам от имени Географического общества дипломы и памятные медали имени Пржевальского.

Через несколько дней группу «Арктика» чествовали в Центральном совете по туризму и экскурсиям. Заместитель председателя совета В. Качанов вручил членам экспедиции почетные грамоты и памятные подарки — специальное снаряжение для будущих походов. Много теплых слов прозвучало в адрес «Арктики». Особенно содержательными были выступления ветерана отечественного лыжного туризма П. Лукоянова и председателя Всесоюзной федерации туризма В. Тихомирова, который сказал о том, что федерация вышла с ходатайством о присвоении участникам героического перехода звания «Заслуженный мастер спорта СССР».

Ю. ВАРЛАМОВ

Журнал «Турист» № 3(291) 1990 г

От Навои до Бухары

На юго-востоке нашей Родины, между реками Сырдарья и Амударья, расположена Узбекская ССР — самая населенная из среднеазиатских республик.

Путь, который предстоит нам преодолеть на автомобиле, пройдет по бывшей средневековой «Царской дороге». Теперь это прекрасное асфальтированное шоссе. Путь не так велик, но путешественники увидят и пески пустыни Кызылкумы, и реки долины Зеравшан, и обширные плантации хлопчатника, зеленые оазисы, многочисленные селения и города.

Навои — один из самых молодых и красивых городов Узбекистана. Он построен в 1960-е годы по единому генеральному плану с учетом жаркого климата пустыни. Город получил свое название в честь поэта и мыслителя Алишера Навои. До революции здесь находилась одна из пышных летних резиденций бухарских эмиров да полуразрушенная мечеть. Сейчас Навои — один из промышленных центров республики.

Недалеко от Навои — поселок Кармана, бывший когда-то столицей бекства и загородной резиденцией бухарских эмиров. В тени садов располагались их дворцы, а неподалеку тянулись глинобитные мазанки, в которых ютилась беднота. Ныне поселок благоустроен, возведены современные дома. В Кармане сохранился мавзолей Мир-сайда Бахрама — памятник архитектуры XI века.

Вскоре шоссе пересекает территорию, на которой располагаются остатки большого старинного караван-сарая Рабати-Малик. Построен он был в 1079 году на оживленной дороге и давал приют путникам и торговым караванам. Шоссе пересекает русло Зеравшана и ведет в поселок Гиждуваи, где на самой границе пустыни раскинулись зеленые массивы садов и виноградников. Но вот уже издали замечаем высокий минарет — мы подъезжаем к Вабкенту. Минарет, сложенный из плиток жженого кирпича в 1197 году, до сих пор поражает своей высотой и стройностью, неповторимыми орнаментами. Шоссе пересекает русло Зеравшана, поворачивает к югу и приводит нас к окраинам Бухары.

Это подлинный город-музей, заповедник старинной архитектуры. За много веков своего существования он раз разрушался завоевателями. Но всегда восставал пепла, вновь расцветала в нем жизнь, развивались наука, ремесло, искусство. Самым древним памятником Бухары является цитадель Арк (VI в.). Сейчас в ней музей. С крепостных стен Арка открывается великолепный вид на Бухару, на ее уникальные памятники. До сих пор восхищает туристов мавзолей Исмаила Самани (кон. IX — нач. X вв.). Он сложен из жженого кирпича. Сочетание кирпичных плиток настолько искусно, что здание кажется легким, ажурным, кружевным.

Внимание туристов неизменно привлекает ансамбль Пои — Калян, расположенный в центре Бухары. Минарет Калян — самое древнее и грандиозное сооружение ансамбля. Он был построен в 1127 году. Огромная башня минарета, подобно мавзолею Исмаила Самани, сложена из кирпича одного цвета. Но, благодаря фигурной кладке весь минарет кажется покрыт сложным орнаментом. Крутая винтовая лестница внутри минарета ведет на его вершину. Напротив мечети Калян (XII в.) — здание медресе Мири-Араб (1536 г.). Его высокий парадный портал, купола, аркады богато украшены мозаикой. Сейчас здесь находится мусульманское духовное училище.

Чтобы поближе узнать Бухару, советуем участникам путешествия не спешить с отъездом, а прожить в этом городе несколько дней, остановившись на туристской базе, расположенной на берегу Комсомольского озера.

ЛИТЕРАТУРА: Кенгели С., Кенгели А. На автомобиле по Средней Азии и Казахстану. М., Профиздат, 1987; Колбинцев А. По дорогам Узбекистана. Ташкент, 1977; Узбекская ССР (турсхема) М., ГУГК, 1983.

Журнал «Турист» № 8(272) август 1988 г.

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

Суур-Мунамяги, Эстония

Слепой летний дождик кончился так же внезапно, как налетел. По небу из края в край перекинулась радуга, заключив, будто в красочную раму, удивительную картину. Внизу раскинулась земля Хаанья: мягкие округлости холмов, украшенные островками елей, синие провалы озер среди зелени леса, домики редких хуторов. И так без конца и без края: холмы, холмы, леса и озера.

«Эстония, земля моя»… — запел кто-то вполголоса песню Густава Эрнесакса, композитора, дирижера, маэстро певческих праздников. И так уместна была эта песня здесь, на вершине Суур-Мунамяги, самой высокой горы Эстонии. Да и не только Эстонии — всей Прибалтики. В Латвии гора Гайзинькалн, высшая точка самой значительной Центрально-Видземской возвышенности, достигает 310 метров. В Литве высота Свенцянских гряд и Ошмянской возвышенности — до 300 метров. Высота Суур-Мунамяги — 318,1 метра над уровнем моря, относительная высота — 60 метров.

Конечно, названия «гора», «вершина», «высшая точка» звучат в данном случае слишком высокопарно. Но высота — понятие относительное. Две тысячи метров на Кавказе — только подножие «настоящих» вершин, а в Карпатах двухтысячники уже знают наперечет. Точно так же кавказские пятитысячники — вершины заурядные с точки зрения высоты памирских пиков. Словом, смотря с чем сравнивать.

Суур-Мунамяги в переводе с эстонского означает «большая яйцо-гора» («суур» — большая, «муна» — яйцо, «мяги» — гора), то есть она имеет форму половины яйца. Есть в Эстонии и Вяйке-Мунамяги (маленькая яйцо-гора), высотой 218 метров, неподалеку от известного центра лыжного спорта Отепя. Там, на горе Вяйке-Мунамяги — царство горнолыжников. А Суур-Мунамяги в любое время года привлекает туристов.

Гора густо заросла смешанным лесом. Подъем на нее по просеке, естественно, не составляет никакого труда. Куда ощутимее подъем по крутой лестнице на смотровую площадку, которая венчает гору. Высота ее около 30 метров. Здесь, в вышке, расположен филиал мемориального музея Ф. Р. Крейцвальда — выдающегося деятеля эстонской культуры, который собрал и обработал народный эпос «Калевипоэг». Ф. Р. Крейцвальд много лет жил и работал в городе Выру. В башне постоянно экспонируется выставка «Объекты охраны природы и памятники культуры Эстонской ССР».

Суур-Мунамяги расположена в 17 км от Выру на возвышенности Хаанья, которая была выше окружающей ее местности и в далеком геологическом прошлом. В основе ее лежат девонские песчаники, доломиты. Свой современный вид Хаанья приобрела в ледниковый период. Последний материковый лед в этих местах отступил всего 13 тысяч лет назад. По мнению географов, именно тогда образовалась Суур-Мунамяги из наносов ледникового озера, бывшего на месте теперешней горы.

Неподалеку от Суур-Мунамяги находится еще несколько гор высотой около 300 метров: Вялламяги, Тсялбамяги, Керекунна и другие. Вместе с озером Туулъярв (уровень воды в нем на 257 метров выше уровня моря — тоже своего рода «рекорд» Эстонии), а также озерами Васькна, Пераярв, Вахеярв и Кюлаярв, вся эта местность составляет заповедник Суур-Мунамяги и Вялламяги (площадь его 457 га).

Каждый год на смотровую площадку башни на вершине горы Суур-Мунамяги поднимается около 50 тысяч человек. В ясную погоду отсюда можно разглядеть не только Выру, но даже Псков. А главное — увидеть чарующую красоту земли, имя которой — Эстония.

г. Таллин

Г. ГОЛУБ, мастер спорта

Журнал «Турист» № 8(272) август 1988 г.

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

Забыв о личной гигиене

Когда мы вырываемся из города на природу, то порой забываем о цивилизации, экологии, личной гигиене и т. п. Нас возбуждает все: эстетика пейзажей, избыток кислорода, отсутствие городского шума, неформальное общение… И вот что интересно, даже некоторые врачи могут опуститься до того, что начинают немытыми руками брать пищу: чистить вареные яйца, резать овощи, хлеб, колбасу.

А ведь когда-то мы усердно учили, что на кончиках пальцев скапливается около 90 процентов микробов, находящихся на кистях; что на деньгах, которые никогда не моют и не дезинфицируют, на поручнях транспортных средств находятся в изобилии и яйца глистов, и всевозможные микробы, в том числе туберкулеза, дизентерии и др.

Мытье рук в естественных водоемах мало очищает руки, а может даже и загрязнить их, например, холерными вибрионами.

Где же выход, спросите вы. Совет один: грамотный турист все-таки должен соблюдать гигиену приема пищи! Например, в поход выходного дня лучше брать с собой закрытые бутерброды, когда начинка между двумя тонкими ломтиками хлеба. Желательно, чтобы каждый бутерброд был завернут в салфетку, лучше в кусок розового бумажного полотенца (но не волокнистое), а еще лучше в пергамент бумажный. Тогда легко есть, не дотрагиваясь до хлеба пальцами.

Если у вас пара бутербродов, то их лучше хранить в полиэтиленовом мешочке, откуда их можно есть, не касаясь непосредственно руками. Эта рекомендация может быть отнесена и к фруктам, овощам, предварительно тщательно вымытым дома.

В многодневном походе летом, да еще в эпидемически неблагоприятном районе, непременно перед едой руки следует не только вымыть с мылом, но и еще ополоснуть 0,2— 1-процентным раствором хлорамина.

Опытные туристы должны следить за новичками, чтобы они соблюдали правила личной гигиены, так как заболевший животом (обычно дизентерия) может «сломать» маршрут, ибо в этом случае нужно или идти к населенному пункту с медицинским учреждением, или выделять провожатого.

Н. УШКОВ, доктор медицинских наук

Журнал «Турист» № 8(272) август 1988 г.

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

Обязательно ли возвращаться вместе с группой?

Отпуск у меня большой, поэтому по истечении срока турпутевки я хочу проехать куда-нибудь еще, например, в Крым, на Кавказ или в Прибалтику, а затем, изменив дату выезда а билете, вернуться домой. Но в турбюро города Самарканда мне отказываются выдать на руки авиабилет: говорят, чтобы я возвращалась из турпоездки домой вместе с группой. В противном случае стоимость билета на обратный путь пропадает. Правильно ли это? Почему я должна прерывать свой отпуск и обязательно возвращаться вместе с группой? Какая цель преследуется развитием у туристов такого «стадного инстинкта»? Почему я должна терять 70 рублей за оплаченный мною проезд? Способствует ли такая система развитию туризма? Можно ли что-то изменить? Прошу ответить мне, а если не правы товарищи из турбюро, — поправить их.

ИГНАТЕНКО г. Каттакурган, Самаркандская обл.. Узбекской ССР

«Это зависит от вида маршрута путешествия, — разъясняет начальник управления транспортных путешествий Центрального совета по туризму и экскурсиям А. Воронцов. — Так, путевки на всесоюзные туристские маршруты выпускаются и продаются без стоимости проезда и турист организует свой проезд к началу маршрута и по окончании — домой — самостоятельно. Путевки на групповые транспортные маршруты выпускаются, как правило, с включением стоимости проезда в целях организованного проезда всей группы. В этом случае проезд осуществляется по групповому единому билету. Учитывая пожелания отдельных туристов.

Центральный совет по туризму и экскурсиям письмом № 3215/11 от 19.08.85 г. разрешил в порядке исключения выпускать и реализовывать часть путевок на групповые транспортные маршруты без включения в них стоимости проезда как в одном, так и в двух направлениях путешествия. При этом турист полностью берет на себя заботы по организации неоплаченного проезда».

ОТ РЕДАКЦИИ. Хочется верить, что опубликованное выше разъяснение будет принято работниками Самаркандского и других бюро путешествий и экскурсий к практическому руководству.

Урок здоровья

Расплата за беспечность

Куда только не заносит туристов походная тропа? С чем только они не сталкиваются?

Как-то шли мы многодневным пешим маршрутом по Псковщине. Пришли в деревню летним вечером. Остановились у домовитой хозяйки. Есть и пить хочется, но в первую очередь пить. Хозяйка предложила молоко. От радости мы даже забыли об усталости и не придали значения окающему предупреждению: «Вы, ребятки, осторожно с молоком-то».

Это было два ведра холодного молока с плавающими в нем кусочками масла. Мы не обратили внимания на замечание хозяйки. Жадно выпили по литру, а некоторые и по два. Расплата за беспечность наступила через пару часов: тошнота, понос, боли в области печени…

Да, нам жителям Москвы и других больших городов, воспитанным на молоке 3,2-процентной жирности 6-процентное холмогорских буренушек оказалось… не ко двору. Пропал целый туристский день! Правда, уже назавтра мы чувствовали себя «на коне», отдохнувшими и свежими.

Отменно вкусным было молоко. Жаль, что жирновато… Впрочем, в последующих походах мы, уже умудренные опытом, разводили молоко охлажденной кипяченой водой 1:1.

Ободки на голову

Волшебный клубок

Обычно орнамент вывязывают чулочным переплетением. Однако узкие полоски, сделанные таким образом, скручиваются. Предлагаем орнамент на косом полотне, которое не закручивается. На рисунке приведены узоры нескольких ободков разной ширины. Количество петель, которое нужно набрать, указано на рисунке. Все предлагаемые узоры нужно вязать простым способом вытянутых петель: два ряда одним цветом, два — другим.

Смотрите на рисунок и в соответствии с ним часть петель в лицевом ряду не провязывайте, а переснимите со спицы на спицу, оставляя рабочую нить позади снятой петли, В изнаночном ряду провязывают только петли «своего» цвета, а петли, которые не были провязаны в лицевом ряду, также переснимают со спицы на спицу, но в этом случае рабочая нить идет перед петлей, то есть тоже по изнаночной стороне ободка.

Набрав петли нитью того ряда, который будет служить фоном, начинайте узор и как бы формирование косого полотна. Для этого в начале каждого лицевого ряда провязывайте две петли вместе (лучше слева направо), затем действуйте в соответствии с узором. В середине ряда из одной петли вывязывайте три, от этой средней петли узор как бы отражается, то есть повторяется в обратном порядке. В конце каждого лицевого ряда снова надо провязать две петли вместе, лучше справа налево. Таким образом, общее количество петель все время остается постоянным, а ряды получаются изогнутыми. Чтобы край ободка был более красивым, первую и последнюю петли в изнаночном ряду провязывать не нужно, а просто переснимать со спицы на спицу. Так как узор формируется только в лицевом ряду, изнаночные ряды на рисунке не показаны.

На рис. 1 дан традиционный узор «елочка», но связан он нетрадиционным для народных узоров косым вязанием со снятыми петлями. На рис. 2 и 3 также даны характерные для народов севера узоры: ромб — символ земли и ромб с лучиками — символ солнца. В верхней части рис. 3 ромб с лучиками как бы превращается в «розетку». В узоре, показанном на рис. 4, использован восточный мотив, часто встречающийся в Монголии и в других странах и обозначающий пожелание счастья. 

Нужно отметить, что обычно в тех регионах, где популярно узорное вязание, развито и узорное ткачество, и рисунки как бы повторяются. Это относится и к республикам Прибалтики, Коми АССР, Архангельской области и другим. А вот в Казахстане узорное вязание не принято, но на рис. 5 на язык вязания переведен подлинный узор тканей каймы казахской юрты. На нем виден характерный для стран востока узор «бараньи рога». Верхний край этого узора дан в расчете на то, что набрано 27 петель, а нижний — в расчете на 29 петель. Применяя этот прием, можно увеличить на две петли и ширину других ободков.

Длина всех ободков должна быть такой, чтобы они плотно облегали голову и, как всегда, чтобы узор повторялся целое число раз. Предложенные узоры можно использовать и для других изделий, например для пояса.

Т. ЛЕЗГИНЦЕВА

Журнал «Турист» № 8(272) август 1988 г.

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

Универсальный горный рюкзак "нога"

Окончание. Начало см. в № 8

При многодневных переходах уже достаточно выявилось преимущество станкового рюкзака. Промышленные образцы, например, его (к примеру, тот же «Ермак») создают повышенные удобства переноски грузов, хотя туристы справедливо сетуют на малую вместимость, заставляющую приторачивать к нему дополнительные «вьюки»: палатки, спальники, подстилки…

В горном походе станок неудобен в сложных местах лазания, где каждый торчащий его выступ найдет себе зацепку на горном рельефе (что небезопасно). В горах лучше гладкий обтекаемый рюкзак, даже без карманов и металлических пряжек…

Нужен трансформируемый универсальный рюкзак, позволяющий передовой связке, обрабатывающей ключевой участок маршрута для группы, избавиться, хотя бы на время, от станка. Такой рюкзак подойдет и для отдельных радиальных выходов, когда и груза поменьше, и для туриста-водника. Необходим такой тип рюкзака и для альпинистов при переходе, например, из базового лагеря к собственно восхождению, когда рюкзак нужен поменьше и, конечно, без станка.

За универсальность рюкзака «голосует» проблема избавления от лишних граммов и вещей… Как объединить в одном предмете рюкзак и спальник? Известна такая конструкция рюкзака с удлинителем, позволяющая натянуть его на ноги даже до пояса.

Вот описание и размеры этого достаточно отработанного и проверенного образца такого рюкзака (без повторения описанных ранее элементов его конструкции).

Размеры мягкой части рюкзака даны на рис. 7. Удлинитель-юбка стягивается поверху двумя встречными кольцевыми шнурами, хвост каждого с узлом вытащен через противоположно расположенные отверстия. Когда рюкзак-«нога» натянут на ноги и куртка заправлена в юбку, концы шнуров вытягиваются и куском репшнура стягиваются через плечо, чтобы ночью «нога» не сползла. Удлинитель позволяет увеличить вместимость рюкзака почти вдвое, поэтому соответственно уменьшается объем основного мешка, что дает возможность трансформировать рюкзак до весьма компактного.

В отличие от конструкции малого мягкого рюкзака универсальный рюкзак-«нога» снабжен также дополнительными прямыми петлями для верхнего крепления спинки мешка к станку. Материал мешка должен быть более плотным и прочным, чем в малом рюкзаке. Во всяком случае хотя бы нижняя часть основного мешка, включая бортики стенок высотой 10 см, должна быть прочнее, например из капронового авизента (артикул 56039). Для нарядности можно применять разноцветные материалы, но сочетающиеся с цветом ремней и станка.

В качестве станка к рюкзаку-«ноге» может быть с успехом использован станок «Ермака», к которому мешок привязывается по четырем петлям спинки. Однако станок «Ермака», удобный на спине, неудобен при переноске на руках из-за торчащих «рогов». Существует другая конструкция станка, несколько уступающая «Ермаку» в перераспределении нагрузки на плечи и поясницу, но более удобная при перевозке в транспорте и при движении по скальному маршруту (особенно в тесных кулуарах).

Форма и размеры станка представлены на рис. 8. Основным исходным материалом служит 15—16-мм трубка из алюминиевого сплава средней пластичности, например, из гимнастического обруча. На рисунке приведен наиболее простой для самодельщика вариант сборки каркаса с помощью заклепок; применение сварки улучшит внешний вид станка и снизит трудоемкость работы.

Обратите внимание на важнейшие элементы конструкции. Это прежде всего размер А=420 мм, соблюдение которого для пропорционально сложенного мужчины среднего (стандартного) роста 175 см обеспечивает оптимальное прилегание нижнего опорного пояса именно к той части поясницы, которая находится непосредственно на верхних краях тазовых костей. Но в зависимости от роста размер А мало варьируется, так как индивидуальное отличие в росте обычно происходит за счет длины ног, даже у женщин ростом на 10—15 см ниже оптимальный размер А всего на 2—3 см меньше, что практически может быть компенсировано регулировкой лямок.

Хороший опорный пояс станка получается из того же 2,5-сантиметрового багажного ремня длиной 170 см. Для его фиксации в узле соединения рамы с основанием делаются специальные окна-гнезда, обеспечивающие нужное положение ремней с зазором в 0,5 см (рис. 8 а, д). Верхний (упорный) пояс делается так же, но без фиксации и зазора. Ограничители креплений делаются из мягкой алюминиевой проволоки 3,5—4 мм: угловые ограничители предварительно изгибаются, как это показано пунктиром (рис. 8 г), и расправляются на месте, уже после вставки в просверленные под них отверстия. Концы ограничителя лямок (рис. 8 в) расклепываются тоже после вставки в просверленные в верхней перекладине отверстия (диаметр отверстий под ограничители, так же как и отверстий под заклепки креплений косынок «а» и «б», берется по размеру проволоки). Разумеется, крепление рюкзака и лямок должно производиться непосредственно к основным трубкам каркаса, а ограничители нужны только для того, чтобы эти крепления не сползали. Для нижнего крепления лямок через верхнее окно нижних косынок продевают по кольцу для ключей, если кольца слабые, ставят по два.

В походном положении лямки крепятся к станку, при отдельном использовании рюкзака — перестегиваются непосредственно на его верхние средние петли. При преодолении технически сложных крутых участков с узкими проходами переносимый груз обычно уменьшается, тогда удлинитель полностью заправляется в основной мешок и рюкзак получает размеры и форму «скального» рюкзака (на рис. 9 б он представлен в сравнении с малым рюкзаком, который полностью удовлетворяет требования «скального» и со станковым вариантом). При использовании скального рюкзака по своему прямому основному назначению удобнее узкие лямки, не стесняющие работы поднятых рук, двойные же ремни, если их специально не раздвигать, сами сползают и налезают друг на друга.

Л. РЗАКОВ

Журнал «Турист» № 8(272) август 1988 г.

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

И спуск, и транспортировка

С 1980 г. киевские спелеологи исследуют глубокую шахту Куйбышевская на массиве Арабика. Основным препятствием на пути спортсменов стали крупноглыбовые завалы. Преодоление шести завалов после неоднократных попыток позволило нам достичь глубины 1 110 м. В шахте специфические условия работы: преобладают крупные вертикальные колодцы (60— 100 м), образующие каскады; значительная обводненность; нужны трудоемкие и длительные работы на глубине. В ходе штурмов киевляне отработали конкретные тактико-технические приемы.

Спелеологи привыкли применять в качестве линейных опор веревку и трос. Обычно спуск проходит по веревке с самостраховкой по тросу, подъем — по тросу с самостраховкой по веревке. При этом веревка в точках соприкосновения с выступами породы да еще с «раскачивающейся» нагрузкой при спуске быстро изнашивается, а трос как жесткая опора при динамическом рывке имеет низкую надежность (это особенно ухудшает использование его для страховки при спуске). Такие недостатки проявились особенно остро при интенсивной работе в крупных колодцах.

В Куйбышевской мы применили иной вариант: и спуск, и подъем по тросу с самостраховкой (или верхней страховкой) по веревке. Таким образом, используются преимущества троса как жесткой опоры, не подверженной растяжению и обладающей высокой износоустойчивостью, а также динамические достоинства веревки для страховки. Для систематических работ в шахте и уменьшения трудозатрат применили стационарную навеску троса диаметром 5—6 мм на крупных колодцах с сохранением ее в течение 3—4 лет. Эти меры вместе с удобными и надежными приспособлениями для крепления троса значительно повысили надежность, безопасность и удобство работ.

Описанная техника позволила более рационально транспортировать контейнеры. Спуск человека по тросу допускает использование страховочной веревки для одновременной переброски груза: 3—5 контейнеров подвешиваются гроздью к веревке и спускаются другим участником через тормозное устройство.

Сопровождающий спускается по тросу, страхуясь за веревку зажимом выше контейнеров, причем двигается он независимо относительно груза, контролируя и регулируя его прохождение. Вариант совмещения верхней страховки, самостраховки и спуска груза более удобный и быстрый при движении на больших отвесах. Последний участник может спускаться, закрепив груз на себе.

Трудоемкость и длительность работ на завалах потребовали применить вахтовую схему штурма: три группы по 5—6 человек работали по 15—20 суток, сменяя друг друга. На преодоление отдельных завалов нам пришлось затратить до 700 человеко-дней.

По этой схеме один цикл организации и ликвидации навески и подземных лагерей использовался на все вахты, что в целом увеличивает эффективность работ. Многолетний опыт безаварийной и рациональной организации действий в сложной пещере позволяет рекомендовать описанные тактико-технические приемы для широкого использования.

А. КЛИМЧУК, С. КУЗЬМЕНКО, члены правления республиканского спелеоклуба Украинского общества охраны природы

г. Киев

Оснастка СРТ

Техника одинарной веревки (СРТ) требует подготовки снаряжения, доступного в изготовлении и не уступающего по надежности и простоте зарубежным образцам. Это определяется качеством используемых веревок. Мы применили новый капроновый рыболовный шнур диаметром 10 мм. По опыту такой шнур удовлетворяет требованиям безопасности в пещере. 

Главное, чтобы не было на нем бракованных участков. В фабричной бухте весом 15—20 кг обычно можно обнаружить до 10 таких мест, без сожаления удалите их.

В качестве точек крепления веревки мы использовали шлямбурные крючья стандартного типа (диаметром 10 мм), но с более длинной втулкой (45 мм). Эта длина соответствует размерам обычного строительного дюбеля. Петли шлямбурных крючьев изготовляем из нержавеющей стали толщиной 4 мм. При навеске широко применяем тросовые петли из кусков диаметром 4,2 мм и длиной от 1 до 5 м, с хорошо заделанными коушами на обоих концах. Наиболее ходовые размеры: 1,5— 2 м. Тросовые петли удобны для навески снаряжения за уступы, а также для обвешивания выступов, позволяя обойтись без дополнительных шлямбурных крючьев (см. рис. 1). Иногда для крепления за уступ годятся веревочные петли: основная веревка ввязывается в них шкотовым узлом. Навешивание одинарной веревки требует большого опыта и тщательности.

Главное требование — полностью исключить контакт веревки со скалой при спуске и подъеме. Увеличение затрат времени в результате более медленной и аккуратной навески веревки, следуя СРТ, в дальнейшем полностью компенсируется за счет более быстрого выполнения других операций: спуск, подъем, транспортировка груза.

Для транспортировки груза мы использовали мешки стандартного типа, но с более длинной вздержкой (1—1,2 м от точки крепления вздержки до горловины мешка) и заплечными лямками. При подъеме и спуске по веревке мешки цепляются вздержками за карабин на беседке, при передвижении по горизонтальным и скальным участкам один мешок крепится на нижней обвязке, второй — за плечами, третий — возможно, где придется. При освоении СРТ рекомендуем проводить специальные тренировки для отработки приемов скалолазания с грузом 15—20 кг.

Особую роль играет качество личного снаряжения. СРТ предполагает большую свободу маневра спелеолога при работе на веревке, быстрый и уверенный обход узлов, перестежек, переход с веревки в свободное лазание и наоборот. Для этой цели предпочтительны кулачковые зажимы с несущей скобой типа «жумар» или «кроль». Использование зажимов с несущим кулачком типа популярных зажимов «гиббс» недопустимо из-за сложного пристегивания и снятия их с веревки и слишком большого холостого хода. Мы использовали зажимы типа «жумар», которые работали на мокрых и обледенелых веревках, однако иногда буксовали на грязных, покрытых глиной навесках. Причина заключается в том, что зубцы на кулачках изготовлялись фрезерованием, тогда как
более надежная рабочая поверхность типа «еж» требует горячей штамповки или литья.

В качестве спускового устройства мы использовали «решетку» с пятью рабочими планками или двухроликовую бобину Петцля с дополнительным карабином. Первая более удобна при спуске, зато вторая допускает применение на спасательных работах, так как на ней можно спуститься к пострадавшему по натянутой снизу веревке. Главное преимущество этих спусковых устройств перед всеми остальными (рогатка, шайба, треугольник) — возможность надежного закрепления на веревке, даже при отсутствии нагрузки, а также существенно меньшее разрушающее воздействие на веревку.

Пригодны различные типы нижней обвязки («беседка»), но она должна быть надежной и удобной. Отсутствие параллельной верхней обвязки предполагает полную надежность нижней. При работе на одинарной веревке нередко приходится часами висеть на «беседке». Принадлежностью любой обвязки должен быть обязательный ремень для сиденья и независимый страховочный пояс (рис. 2). Вполне пригоден вариант нижней обвязки, описанной в книге «Самодельное туристское снаряжение» (ФиС, 1987).

Важным элементом личного снаряжения служит плечевой ремень, который оттягивает грудной самохват и позволяет нести на нижней обвязке груз до 30 кг, распределяя давление на плечи. Для этого в заднюю часть «беседки» вшивается петля с полукольцом, а на грудной зажим ставится маленький карабин типа «рапид». Длина плечевого ремня около 2 м, при нем обязательно должна быть самозатягивающаяся пряжка (например, из двух полуколец от парашютной подвески). «Беседку» и плечевой ремень мы изготовляли из парашютной стропы шириной 5,5 см, при этом все страховочные концы, стремена — только из основной веревки диаметром 10 мм.

Вместо сухих гидрокостюмов для прохождения обводненных пещер с помощью СРТ достаточно использовать брызгозащитные комбинезоны из непромокаемой ткани, если, конечно, на маршруте не требуется двигаться вплавь по озеру или реке. Обводненные отвесы легко обвешиваются. Даже сильный водный поток не создает больших проблем, так как практика работы в пещере по технике одинарной веревки позволяет исключить длительное стояние и замерзание участников на колодцах.

Таким образом, отказ от страховочной веревки требует целого комплекса дополнительных мер безопасности. Для самостоятельного освоения СРТ понадобится время, опыт и аккуратность. Только тогда спелеопутешествие будет эффективным и безопасным.

М. КОРОТАЕВ, И. ЖЕЛЕЗНОВ 

сотрудники МГУ

Журнал «Турист» № 8(272) август 1988 г.

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

Техника одинарной веревки

Восточно-казахстанский областной клуб спелеологов «Сумган» провел девять экспедиций, из них две — в пещере Киевской, одну — в Снежной-Меженного, в которых была применена техника одинарной веревки, широко распространенная за рубежом.

Сокращенно называемая СРТ (англ.), она ничего общего не имеет с тривиальным хождением по одной линейной опоре (веревка, трос) без страховки. СРТ — это комплекс мер для прохождения вертикальных пещер. Многие группы, механически перенеся отдельные элементы СРТ в свою практику, не понимая их сущности и взаимосвязи, двигаются по отвесам без страховки, а потом заявляют: «Мы уже давно так ходим и ничего!» Это самообман. Вот три «кита», на которых стоит и без которых не существует СРТ.

Прежде всего — предельно аккуратное отношение к веревкам как основному снаряжению, конкретные меры по их хранению и уходу, а также периодические испытания практической надежности каждой. Опыт показал, что отечественные веревки при правильном обращении вполне отвечают требованиям СРТ, хотя и уступают зарубежным образцам.

Навески снаряжения проводят на каждом отдельном отвесе пещеры, чтобы исключить трение веревки о скалу. Организация такой навески требует больших усилий, чем привычное сплошное провешивание без разбору. Необходимо дополнительно забивать крючья, применять тросовые петли, оттяжки, специальные подкладки, протекторы и отклонители. В результате отвесы разбиваются на ряд коротких участков. Несмотря на некоторую сложность, организация такой навески занимает существенно меньшее время, чем кажется поначалу. А вот удобство и безопасность маршрута возрастают многократно.

Изготовить же необходимое вспомогательное снаряжение нетрудно. Необходимо применять такой вариант движения по линейным опорам, который обеспечивает максимальную маневренность при преодолении промежуточных закреплений веревки на отвесах (узлы, протекторы, оттяжки).

Распространенный способ спуска на фрикционных спусковых устройствах типа «рогатка» неприменим в технике СРТ, поскольку эти устройства немилосердно крутят и разрушают веревку. Такой же вывод можно сделать о популярном способе подъема на самохватах типа «стопа — колено» из-за крайне низкой маневренности при движении. Оптимален способ подъема «дэд», аналогичный описанному в методической литературе «фрог» (лягушка). Способы различаются по индивидуальному снаряжению (см. рис.). «Дэд» обеспечивает высокую экономичность при скоростном подъеме, а также возможность проведения индивидуальных спасработ («самоспас») на одинарной веревке.

По сравнению с традиционной техникой применение СРТ имеет преимущества благодаря облегчению почти в два раза снаряжения и меньшему износу веревки — она не трется о скалу при спуске и подъеме.

К тому же вертикальное движение в отдалении от скалы удобно при способе «дэд» и более безопасно. Наконец, сокращается время прохождения подземного маршрута даже на стадии обработки, когда приходится забивать дополнительные крючья. Особенно экономит время способ подъема «дэд».

Например, в Киевской четверка спелеологов спускалась до дна с навеской последних 300 м за 5,5 часа, а двойка поднималась с глубины 600 м за 4 часа.

Применение СРТ позволяет уменьшить численность штурмовой группы. В экспедиции клуба «Сумган» четверка за один выход обеспечивала навеску снаряжения в шахте до глубины 600 м. Во время спуска делающий навеску спелеолог практически независим от своих товарищей. Это обеспечивает высокую скорость продвижения всей группы. Разбив навеску на участки, можно уйти в сторону от водной струи и двигаться по большим отвесам одновременно нескольким участникам. Естественно, скорость группы при этом выше, а за счет смещения каждого последующего отрезка пути в сторону относительно предыдущего и небольшого расстояния между людьми при подъеме опасность камнепада невелика (там же, где большой камнепад, следует применять другие способы навески).

Таким образом, СРТ позволяет сделать преодоление любого отвеса или пропасти быстрее и безопаснее. В решениях Всесоюзного совещания спелеологов (Киев, 1987 г.) отмечалась перспективность развития СРТ в нашей стране. К сожалению, прочитать о технике одинарной веревки сегодня можно только в книгах зарубежных издательств (Австралия, Англия, Болгария, Франция). Опираясь на эти источники, спелеологи клуба «Сумган» приобрели достаточно надежный опыт в применении СРТ

К. СЕРАФИМОВ, председатель областного клуба «Сумган»

г. Усть-Каменогорск

Журнал «Турист» № 8(272) август 1988 г.

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

Спелеотуризм

Первые спелеосекции возникли 30 лет назад. Они объединили энтузиастов-исследователей карстовый районов страны. Тогда основные цели путешественников в недра земли выражались в двух словах: Больше и Глубже! Сегодня на счету спелеологов свыше 6 тысяч открытых пещер, преодолен километровый рубеж в нескольких шахтах. Прохождение гигантских полостей требует высокого спортивного уровня и отточенных тактико-технических приемов. В очередном выпуске «Азимута» опытные спелеологи Киева, Усть-Каменогорска и Москвы делятся секретами технического мастерства.

Загадки Мчишты

На Кавказе много мест, где реки вытекают из-под земли. Самый полноводный источник — Мчишта с абхазской Черной речки поставляет на поверхность 10 кубометров в секунду. Ливневые дожди увеличивают поток в 20 раз. Давно уже Мчишта притягивает к себе спелеологов: это единственный выход воды, поглощаемой на огромной площади западной части Бзыбского хребта. Перепад высот, преодолеваемый водой под землей, достигает 2 300 м. Значит, здесь находятся глубочайшие в мире карстовые гидросистемы и самые глубокие пещеры земли. Но все попытки выйти к подземной реке сверху заканчивались безрезультатно. Красноярские спелеоподводники начали методическую «осаду» источника семь лет назад. Они обследовали сифонные озера Мчишты, нащупывая дорогу в глубь массива. Летом 1987 г. П. Миненков с двумя товарищами первыми «пробили зеркало» водной глади с другой стороны сифона и попали в удивительно красивую галерею.

Для этого им пришлось спуститься на глубину 45 м и проплыть по руслу 270 м — серьезное препятствие даже для опытных подводников. Из участников всесоюзного семинара спелеотуристов-подводников, проходившего в январе 1988 г., кроме инструкторов только несколько человек сумели справиться с этим барьером. Пещера поразила нас своей красотой. Широкая галерея то поднимается над водой, то опускается к ней, заставляя плыть против течения. Кругом огромные мечи сталактитов, разноцветные колонны и цепочки кальцитовых плотин — гуров. Полтора километра удалось закартировать спелеоподводникам, пока путь не преградил уступ, где потребовалась веревка. Отсутствие снаряжения и недостаток времени заставили нас отступить.

Но и покоренный, сифон продолжает ставить вопросы своим первопроходцам и ученым. В Мчиште появилась вода, окрашенная в шахте Снежной, которая расположена в совсем другой части хребта на расстоянии более 20 км! Вот участок для будущих исследований, достойный упорных энтузиастов.

Погружения в пещерах становятся все более популярными, что не может компенсировать отсутствие опыта. Необходимы и отличное знание снаряжения, и хорошая физическая подготовка. Спелеоподводники вынуждены сами клеить гидрокостюмы, переделывать ласты и маски, изобретать фонари, катушки для сигнального шнура и многое другое. На семинаре спелеологов-подводников, проводившемся впервые во всесоюзном масштабе, появилась возможность сравнить эти самоделки, обменяться опытом работы, обсудить возникающие проблемы. Участники семинара узнали, как впервые в мировой практике спелеоподводники Москвы и Ростова-на-Дону организовали работу за двумя сифонами с базовым лагерем на глубине более километра в системе имени В. Илюхина. В результате на глубине 1 220 м был пройден третий, шестидесятиметровый сифон и на 110 м разведан четвертый сифон. Причем за вторым сифоном побывали сразу пять человек.

После семинара еще одну попытку пробиться к Мчиште сверху сделали рязанец В. Комаров и тбилисец Э. Джамришвили. Они преодолели три небольших сифона на четырехсотметровой глубине в шахте Весенней, одном из истоков подземной реки. Серия уступов вывела их к глубокому колодцу. Как знать, может быть, именно эта пещера станет первым звеном сложнейшего траверса, который завершится у желанной цели!

В. Киселев руководитель семинара, член спелеокомиссии ВФТ

Журнал «Турист» № 9 (273) сентябрь 1988 г.

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

Случай на старом маршруте

Повесть 1.

— Что за черт… деньги пропали…

Эти слова были сказаны к концу первого дня похода, а если быть более точным, то в 21 час 14 минут: Чухлов по привычке глянул на свои «командирские». И еще он отметил мысленно, что скоро они не найдутся. Почему так подумалось? Да неизвестно. Подумалось, и все, хоть и не знал он, о каких деньгах идет речь. Больно уж испуганным лицо было у Саранцева: «…деньги пропали…» Так сказать эти два слова — значит, сказать многое.

Насколько захватили его эти слова, можно было судить по тому, что и про себя он подумал почти ими же: «Что за черт, отпуск насмарку».

Он сразу понял, что предстоит обычная для него работа: розыск. Мгновенно понял, еще не войдя в курс дела.

А Женя Саранцев, растерянный, стоял над своим «Ермаком» — здоровенным рюкзачиной, из которого только что достал красный японский спальный мешок. Он все еще держал руку в его единственном кармашке на изящной белой «молнии», и было ясно, что, кроме его руки, там ничего нет.

— А я помню, что… закрывал его. Точно помню.

Темнело. После девятичасового перехода с небольшим привалом на обед все выглядели утомленными и хотели одного: быстрее поужинать и лечь спать. Бийчанин инструктор Митя Сорокин оттолкнул от себя рюкзак и сплюнул, Вадик Шуйский, друг Саранцева и тоже, как и он, ленинградец, вздохнул и протянул: «Дела-а-а…», Оля Караваева из Новосибирска (она-то, тоже будучи инструктором, н вела группу) спросила:

— Сколько было?

— Семьсот, кажется, — ответил вместо Саранцева Шуйский и добавил зачем-то, — рублей.

Сергей Новоселов, как и Сорокин — бийчанин, устало навалился на дерево и присвистнул. Затем быстро посмотрел на длинного худого Калныньша, который, замерев на какие-то секунды, продолжал возиться с рюкзаком. Он нес одну из палаток и сейчас, раскатав ее по траве, расправлял дно.

Чухлов проследил взгляд Новоселова, но тотчас отвернулся и еще раз оглядел остальных.

Была та минута, когда никто еще ничего не понимал, когда еще не было осознано, что фраза, сказанная одним из членов группы, отодвинет долгожданный сон и вообще изменит тот настрой, с каким семь человек, как говорят — «самодельщиков», отправились по старому, закрытому уже маршруту, носившему когда-то номер 417, посмотреть удивительные Шавлинские озера. Несмотря на возникшую уже тревогу, каждый еще невольно думал, что все обойдется, что кто-то пошутит в ответ на сказанное, и группа займется палатками, разожжет костер и сварит кашу с тушенкой и компот, а потом придет наивысшее наслаждение — сон уставших людей, сон для того, чтобы прошагать к цели еще один день.

Единственный, кто если не с первого, то хотя бы со второго мгновения сумел оценить ситуацию, был Чухлов. И это ему сразу пришло в голову. Он, хотя и опытный уже турист, был еще минуту назад всего лишь туристом и чувствовал законное превосходство над собой двух инструкторов — Сорокина и Караваевой. Это превосходство нисколько не ущемляло его самолюбия, напротив — присутствие людей, снимавших с него и с других таких же, как он, ответственность за группу в целом, давало возможность чувствовать себя свободнее и больше внимания уделять окружающим горам и лесу, через который они пробирались.

Сейчас же он понял, что беззаботная жизнь кончилась, и случившееся должно лечь, прежде всего, на его плечи, ибо если инструкторы «в миру» были школьными учителями физкультуры, если Новоселов работал шофером городского автобуса, Шуйский был аспирантом-филологом, а Калныньш, кажется, инженером на ВЭФе, то он, Чухлов, выходило, был с происшедшим в самых близких, можно сказать, родственных, отношениях. Он понимал, что, если деньги не найдутся в ближайшее время, налицо будет кража, то есть уголовное преступление, какими ему на заре милицейской его карьеры заниматься приходилось немало. Поэтому в нем тотчас проснулся дремавший три недели профессионал, и, если остальные пока еще лишь приходили в себя, Чухлов уже наблюдал, накапливал информацию и думал о том, что можно предпринять.

— А откуда у тебя такие деньги? — спросила Караваева. — И зачем они в горах?

— Мне дали дома, чтобы привез козьего пуха. — Саранцев смутился, поняв, что предстал перед всеми в роли какого-то закупщика. 

— Но не в этом дело. Деньги были еще сегодня утром. Я все время держал их в спальнике. Не то, чтобы боялся, просто считал, что так надежней… Пятнадцать полусотенных и десятка. Нарочно еще поменял, чтобы места меньше занимали, хотел на обратном пути и закупить все разом…

— Выпасть они не могли?

— Исключено. Спальник, хоть и лежал на самом верху, был свернут. И потом — у рюкзака же клапан. Я его всегда застегивал. — Растерянность Саранцева была очевидна. Он чувствовал себя неловко потому, что могли подумать, будто он кого-то подозревает. Поэтому, видимо, предположил: — Хотя, может, и выпали… — И все же не удержался и, как бы отрицая только что сказанное, добавил: — Но я просто ума не приложу: как?! Как?!

Это невольное подозрение в воровстве теперь передалось всем, и только с ним каждый понял, что случилось происшествие и что очень многое от него изменится, даже, пожалуй, уже изменялось — ведь один из них был вором.

— Стоп! Стоп! — хлопнул в ладоши Сорокин. Он часто так делал, обращаясь к группе еще там, на 75-м маршруте, который называли «алтайской кругосветкой». — Стоп! Не вешать носы! Давайте разберемся. Итак, что случилось? Пропали деньги. Вы слышите: про-па-ли! Никто не брал, я правильно понял? — Он осмотрелся ровно настолько, насколько это можно было сделать в сгущающихся сумерках, и сам себе ответил: — Я правильно понял. Значит? Значит, они потеряны. Женя, надо спуститься и осмотреть ту поляну, где мы хотели ночевать. Ты вытряхивал там рюкзак?

— Нет, только расстегнул.

— То есть опять-таки выпасть они не могли? Ты в этом уверен?

— Конечно. — Саранцев пожал плечами и уже тверже добавил: — Конечно, не могли. Уверен.

— Отлично. Круг сужается. Тогда давайте выясним, когда и при каких обстоятельствах ты видел их в последний раз. Только чтобы все было точно.

— Часов в десять, в машине. Я полез за печеньем… Оля должна помнить — это она попросила печенья.

— Да, мы потом еще часа полтора ехали до Чибита, — смущенно кивнула Караваева. — В десять это и было.

— Я полез за печеньем, — продолжал Саранцев, — поэтому вынул спальник; достал пачку и, прежде чем положить спальник на место, развернул, проверил на всякий случай карман, а потом снова плотно скатал.

— Как? Как ты проверил карман? — всполошился Сорокин. — На ощупь? Оля, ты видела деньги?

— Н-нет.

— Действительно, я никому их не показывал. Но я их достал и тут же сунул на место и застегнул рюкзак. Я это отлично помню.

— А после этого давал кому-нибудь свой рюкзак?

Саранцев выдавил усмешку:

— Нет. Ни до этого, ни после этого. У каждого свой есть.

— Тогда спускаемся и ищем. Наверняка деньги выпали, — просто решил Сорокин. — Ольга с Сергеем остаются, ставят палатки и разводят костер, остальные — за мной.

— А кто последним ушел с той площадки? — неожиданно для всех спросил Чухлов.

(Продолжение следует)

Журнал «Турист» № 9 (273) сентябрь 1988 г.

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области