По Северному Кавказу и тихому Дону

Красота Северного Кавказа и Предкавказья воспета великими поэтами и прозаиками. Многочисленные художники запечатлели этот благодатный край на своих полотнах. Со славной историей и полной свершений современностью вы сможете познакомиться, если приобретете путевки на новые всесоюзные маршруты № 328, 329, 330 и 331 «По Северному Кавказу и Тихому Дону». Маршруты начинают действовать в этом году, два из них — встречные. Маршруты № 328 и 329 работают с апреля по декабрь, путевка на них стоит 204 рубля. Маршруты № 330 и 331 действуют с января по апрель, стоимость путевки — 181 рубль.

Все путешествия рассчитаны на 20 дней и предполагают посещение Ставрополя, Кавминвод, Теберды и Ростова-на-Дону. Переезд между Ставрополем и Ростовом — на поезде, в остальных местах — автобусом. Во всех городах отдыхающим предоставляются современные комфортабельные гостиницы с 2—3-местными номерами.

Маршруты 328, 330 начинаются в старейшем курорте страны Пятигорске. Официальной датой его возникновения считается 1803 год. Именно в этом году начала функционировать лечебница при серном источнике. За пять дней пребывания в Пятигорске участники маршрута подробно познакомятся с историей города, посетят места, связанные с жизнью Лермонтова, осмотрят произведения архитекторов как века нынешнего, так и века минувшего.

Из Пятигорска туристы будут выезжать на автобусные экскурсии по окрестностям. Посетив по очереди Кисловодск, Ессентуки, Железноводск, можно получить полное представление об уникальной и разнообразной природе здешних мест, а также об особенностях каждого из курортов, отличающихся и по окружающей природе, и по составу лечебных вод.

Следующие пять дней будут посвящены знакомству с другим живописным местом — горно-климатическим курортом Тебердой.

Для любителей пеших прогулок организованы несложные переходы по живописным окрестностям — к водопаду Шумка (10 км) и в ущелье Джамагат (18 км). Для тех, кто предпочитает путешествовать на автобусе, экскурсионная программа предлагает поездки в Тебердинский заповедник и на Домбайскую поляну.

Расставшись с Тебердой, путешественники отправятся в Ставрополь, расположенный в центре Прикавказья. Он развился из крепости, заложенной в 1777 году, восемь лет спустя поселение, образовавшееся вокруг крепости, получило статус города.

Местоположение его на главном тракте, идущем с низовьев Дона в предгорья Восточного Кавказа, способствовало быстрому росту, хотя главным занятием жителей было сельское хозяйство. Сейчас в Ставрополе сотни разнообразных предприятий, вузов, техникумов, научных учреждений. Очень своеобразна планировка и топография города: жилые массивы расположены по склонам возвышенности с перепадом высот в 200 метров. Подробное знакомство с городом, его историей и традициями произойдет во время экскурсии «Ставрополь орденоносный». С окружающей город природой можно познакомиться во время прогулки по лесопарку и по экологической тропе Таманского леса. В Ставрополе туристы пробудут пять дней, а после этого отправятся в конечный пункт своего путешествия — Ростов-на-Дону.

Ростов-на-Дону называют воротами Кавказа. Ведущее транспортное значение города сложилось исторически: здесь в 1749 году была поставлена пограничная таможня и крепость при ней, которая носила имя Дмитрия Ростовского. Крепость постепенно обрастала слободами, и в 1792 году здесь был учрежден уездный город, а современное название было закреплено за ним девятью годами позже.

Теперь Ростов крупный промышленный, транспортный, научный и культурный центр. Он расположился на высоком берегу Дона. Улицы очень живописны, утопают в зелени. Во время экскурсий по городу туристы познакомятся с его историей и современной структурой, осмотрят памятники старины и современные архитектурные ансамбли.

Будучи крупным индустриальным центром. Ростов способствовал развитию соседних с ним городов, два из которых туристы посетят во время автобусных экскурсий «Новочеркасск — столица казачества» и «Таганрог — родина Чехова».

Новочеркасск до революции был средоточием политической жизни донского казачества. Здесь селилась знать, были сосредоточены учебные заведения: военные, технические, духовные, медицинские. После окончания гражданской войны за городом сохранилась роль культурного центра, а с начала первой пятилетки он стал развиваться и как промышленный центр.

Среди культурных учреждений города особенно интересны музей донского казачества и мемориальный дом-музей баталиста М. Г. Грекова.

К западу от Ростова, на берегу Азовского моря лежит город Таганрог. На одной из его улиц в глубине небольшой усадьбы стоит дом, в котором в 1860 году родился А. П. Чехов. В этом доме и в этом городе он провел свое детство и юность. Теперь здесь музей писателя.

Путешествующие маршрутами № 329, 331 преодолевают весь путь в обратном направлении — из Ростова в Пятигорск.

Итак, двадцать дней прошли. Знакомство с разнообразными природными ландшафтами, равнинными и горными, приморскими и степными; городами — крупными и небольшими, курортными и промышленными, обилие разнообразных впечатлений — все это и есть полноценный отдых.

С. КУЛИНСКАЯ

Адрес для консультаций: 113532, Москва, Озерковская наб., 50. Центральный совет по туризму и экскурсиям.

Журнал Турист № 4 апрель 1988

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

Илекса, Вама и Водла

Водный маршрут по рекам Илекса, Вама и Водла проходит по территории Архангельской области и Южной Карелии, начинаясь невдалеке от берегов Белого моря, на склонах возвышенности Ветреный пояс, и оканчиваясь на Онежском озере, в столице Карелии Петрозаводске. Начиная с 1986 года для проезда по железной дороге Обозерский — Беломорск требуется оформление соответствующих пропусков для посещения погранзоны. Маршрут длиной 260 км оценивается IV категорией сложности в южной Карелии. Выходить в озеро желательно с оглядкой на погоду: ветер нагоняет на озере весьма крутую волну.

При выходе из Илексы на акватории Водлозера видно множество островов, из которых один, расположенный в южном направлении, выделяется шапкой высоких деревьев. Это остров, на котором находится Ильинский погост, памятник деревянной архитектуры XVII века.

От Ильинского погоста, держа курс на юг и обходя встречающиеся на пути острова, можно попасть в самый крупный поселок Водлозера Куганаволок, имеющий почту, магазины и автобусную связь с городом Пудожем. Чтобы попасть на исток Вамы, от Иуганаволока надо держать курс на восток, обходя с севера большой остров. Залив Водлозера за брошенной деревней Чуяла поворачивает вправо и в дальнем его конце расположена плотина, перегораживающая исток Вамы. Вообще-то Вама начинается не здесь, она не вытекает из Водлозера, но соединена с ним коротким бурным каналом. Плотина, регулирующая сток воды, обносится по правому берегу. Стоянка разрешена только в 500 метрах ниже плотины.

Река Вама имеет большой набор препятствий, среди которых встречаются весьма серьезные. Так, после шиверы Устьинской, расположенной сразу за плотиной, вслед за коротким плесом следует порог Роккай — две ступени мощных чистых шивер со стоячими валами более 1 метра. Следующий же порог. Островной, — самый сложный на Ваме и требует обязательного просмотра, который удобно сделать по левому берегу. Из двух его проток интереснее левая: после входа в нее у правого берега требуется траверсирование в условиях крутого уклона и метровых стоячих волн.

Остальные препятствия Вамы более просты, за исключением Порпорога, но следуют друг за другом почти непрерывно; река успокаивается только перед слиянием с Сухой Водлой, после которой принимает название Водла. Первые же два порога Водлы сложны и следуют один за другим. Их необходимо просмотреть, оба — по левому берегу. Далее сложность препятствий снижается, шиверы становятся короче и слабее, но после порога Нижний Щелкны, пологого слива в крутом правом повороте, нужно быть особенно внимательным: остается не более 400 метров до Падуна — самого опасного препятствия Водлы.

Падун можно опознать по выходам скальных плит на обоих берегах. На правом берегу есть хорошее место для стоянки. Падун вполне проходим: под правым берегом есть короткий отрезок пологого слива, сопровождающийся мощным пенным котлом.

Наиболее сложный порог всего маршрута, Печки-порог, расположен в поселке Водла. Река делится на три протоки, левая непроходима, в средней — короткий мощный слив с полутораметровыми косыми валами за ним, в правой — собственно порог: узкий каньон, перегороженный несколькими грядами камней. Кульминация порога — навал на огромный валун посреди реки, требующий четкого маневра в струе. В поселке Водла есть почта, магазины. Ходит рейсовый автобус в Пудож. Осмотром Петрозаводска, столицы Карелии, и экскурсией в Кижи заканчивается этот маршрут.

И. ВОРОБЬЕВ г. Ворошиловград

ЛИТЕРАТУРА: Север. М.. 1975. Плечко Л. Водные маршруты СССР. Европейская часть. М., «ФиС», 1973.
Адрес для консультаций: 348000, г. Ворошиловград, ул. Рислянда, 2. ОБЛСЮТур.

Журнал Турист № 4 апрель 1988

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

Никто не забыт

Маршрут первой категории сложности по центральным районам Удмуртии удобен тем, что начинается прямо из Ижевска, а возвращение обратно — на рейсовом автобусе, следующем по Якшур-Бодьинскому тракту. Протяженность — 138 км, ходовых дней — 7—8. Путешествовать можно круглый год, однако в конце мая — начале июня следует соблюдать осторожность — возможны укусы клещей. На маршруте можно познакомиться с местами, связанными с именем Героя Советского Союза Ф. А. Пушиной, увидеть архитектурные памятники, побывать на истоке реки Большой Иж и у начала реки Иж.

Маршрут начинается у станции узкоколейной железной дороги в Ленинском районе Ижевска, куда можно доехать автобусом маршрута № 6 до остановки «Детский сад». Дальше наш путь лежит вдоль полотна узкоколейной железной дороги в западном направлении до остановочной площадки Мужвай.

В 800 м западнее, через поле, в северном направлении, уходит полоска редкого кустарника, растущего вдоль остатков узкоколейной железной дороги. В лес заходим по этой бывшей узкоколейке и движемся по ней в северном, а затем в северо-западном и западном направлении с выходом в район села Люк. Далее, минуя деревни Верхний Люк, Динтем, достигаем станции Областная. За прудом, в северном направлении по полотну действующей узкоколейной железной дороги, проходим 700 м и пересекаем железную дорогу Ижевск — Кильмезь. Затем идем по улице на восток. Здесь когда-то также была узкоколейная железная дорога — местами сохранились шпалы, рельсы сняты. Держим курс на северо-восток по этой дороге до места, где справа открывается сенокосное поле. По нему от основной магистрали на восток уходит еще одна дорога, также когда-то бывшая узкоколейка. Она выведет на пересечение с дорогой северного направления на село Чекан. Вдоль дороги — линия электропередачи. От реки Нылга до села Чекан около четырех километров. В Чекане есть памятник воинам, погибшим в годы Великой Отечественной войны.

От Чекана через деревни Удмуртский Тыловай, Суидошур, Малая Итча. Вожьяк выходим на станцию Кекоран, где можно осмотреть архитектурный памятник — русскую православную церковь, а также дом, где перед отъездом на фронт жила Ф. А. Пушина — будущий Герой Советского Союза.

Из Кекорана через Порву, Нижний Пислеглуд и Кенервай путь лежит в северовосточном направлении до пруда, а от него — на восток до деревни Малые Ошворцы (Ванькогурт), где на северо-восточной окраине в логу находится исток реки Большой Иж.

От деревни Малые Ошворцы вдоль асфальтированного шоссе на юг от Шарканского тракта, пересечь его и по проселочным дорогам в восточном и южном направлениях выйти в село Большие Ошворцы, которое заметно с Шарканского тракта. Здесь в Большеошворцинской школе училась Ф. А. Пушина. В садике около школы сохранилась береза, посаженная ею в 1936 году. В школе оборудована комната боевой и трудовой славы, где стоит бюст героини, а также оформлены стенды и собраны материалы, рассказывающие о Ф. А. Пушиной и ее подвиге. 6 ноября 1943 года фашистская бомба попала в дом, где находились раненые советские солдаты и офицеры. Ф. А. Пушина успела вынести из горящего дома более тридцати солдат и офицеров, но сама получила тяжелейшие ожоги и погибла. За этот подвиг 10 января 1944 года ей посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Дальше наш путь на юго-восток через деревню Гожмувыр на Иж-Забегалово и Красное Лесничество. От Красного Лесничества идти по дорогам и тропам по любому берегу реки Иж до моста в районе деревни Бегешка, а затем через Бегешку в западном направлении до поселка Канифольный, откуда ходит рейсовый автобус в Ижевск.

На маршруте в Красном Лесничестве можно осмотреть место слияния рек Большой Иж и Малый Иж, которые, сливаясь, дают начало реке Иж. Поход можно дополнить экскурсией в народный музей Ф. А. Пушиной Ижевского медицинского училища.

Ю. ЕРОФЕЕВ  г. Ижевск

ЛИТЕРАТУРА: Кулемин И. Героев наших имена. Ижевск, 1966. Широбоков С. Удмуртская АССР. Ижевск, 1969. Природа Удмуртии. Коллектив авторов под ред. Соловьева А. Ижевск, 1972. Широбоков С. География Удмуртской АССР. Ижевск, 1980.

Адрес для консультаций: 426057, г. Ижевск, ул. К. Маркса, д. 208. Ижевский городской туристский клуб. Телефон: 77-50-31.

Журнал Турист № 4 апрель 1988

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

Вулканы Кунашира

Посетить Дальний Восток и познакомиться с незабываемой экзотикой Курил смогут туристы, совершающие пеший поход по острову Кунашир. Лучшее время для путешествий на Курилах — с июля по сентябрь. Предлагаемый маршрут может являться частью большого спортивного путешествия по Курильским островам.

Для большинства туристов страны путь на Курильские острова идет через Владивосток или Южно-Сахалинск. Но для тех, кто не пожалеет двух-трех дней для более полного знакомства с Дальним Востоком, возможен и другой, более интересный вариант. Из Хабаровска, побывав на Амуре, можно проехать до Ванино на поезде, пересекающем северную часть Сихотэ-Алиня и проходящем по местам, связанным с именами Е. Хабарова, В. Пояркова, Г. Невельского и В. Арсеньева. От Ванино в сахалинский порт Холмск нетрудно попасть на пароме, идущем через Татарский пролив тем же курсом, что и наши десантные части, освобождавшие от японских милитаристов южную часть Сахалина в августе 1945 года.

От железнодорожного вокзала в Холмске еще два часа пути на поезде, петляющем среди зелени гор Южно-Камышевого хребта, и, наконец, путешественники в Южно-Сахалинске — центре единственной в стране области, целиком расположенной на островах. Отсюда на Кунашир летают рейсовые самолеты, а из порта Корсаков, связанного с областным центром регулярным автобусным сообщением, каждые 2—3 дня на острова уходит пассажирский теплоход.

Кунашир — самый южный и наиболее интересный остров гряды, а Южно-Курильск, центр одноименного района, морские и воздушные ворота острова. Живописна Южнокурильская бухта, на берегу которой расположен районный центр. Здесь в 6 часов утра 1 сентября 1945 года завершилась Курильская десантная операция по освобождению острова от захватчиков. Памятник легендарному десанту установлен на улице 3 сентября.

Маршрут по центральной части Кунашира начинается от небольшого поселка Горячий Пляж, куда добираются из Южно-Курильска пешком вдоль океанского побережья или на попутном транспорте. Здесь, в долине ручья Докторского, находится множество целебных источников.

Встав лагерем в долине речки Лесной, можно легко совершить интереснейший выход вверх по ручью Кислому на горячий источник «Росинка» (температура воды до 90°С) и на Нижнее фумарольное поле вулкана Менделеева. При возвращении от «Росинки» выходят к Верхне-Докторским горячим источникам (температура воды до 84°С) и уже оттуда по тропе, переходящей в старую дорогу, возвращаются в свой лагерь в устье ручья Кислого.

Дальнейший путь проходит вдоль берега пролива к еще одному уникальному творению природы — мысу Столбчатому, где фантастические нагромождения шестигранных скальных блоков напоминают то сказочный замок, то гигантские органные трубы, то причудливую мостовую. Пройдя мыс и двигаясь дальше вдоль берега острова, попадаем в поселок Лагунное, откуда можно вернуться в Южно-Курильск, завершив там 5-дневный кольцевой маршрут.

Тем, кто захочет более подробно познакомиться с Кунаширом, можно рекомендовать посещение и других интересных природных объектов острова. Через поселки Менделеева и Серноводск можно попасть в южную часть Кунашира, где пройти в кальдеру вулкана Головнина к озерам Горячее и Кипящее, осмотреть поле парящих фумарол в устье речки Озерной и побывать на Алехинских и Третьяковских горячих источниках (60 км — 5 дней). Не менее привлекательна и северная часть острова, где интересно подняться на извергавшийся в 1973 году красивейший вулкан Тятя и посетить горячие источники Нескуминские и Добрый Ключ. Значительные участки предлагаемых маршрутов проходят по территории Курильского государственного заповедника, в дирекции которого до начала путешествия следует получить соответствующий пропуск.

Учитывая, что район похода является приграничным, группа должна заблаговременно позаботиться об оформлении необходимых документов по месту жительства.

В. ТИУНОВ г. Свердловск

ЛИТЕРАТУРА: Ефремов Ю. Курильское ожерелье. М., 1962.

Адрес для консультаций: 620151, г. Свердловск, ул. Пролетарская, 3, городской туристский клуб. 693000, Сахалинская обл., п. Южно-Курильск, ул. 3 сентября, 54, дирекция Курильского государственного заповедника.

Журнал Турист № 4 апрель 1988

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

А полюс был так близок

— Поздно, ребята, ему уже ничем не помочь, — произнес врач, прибывший санрейсом в лагерь экспедиции «Арктика». Более двух часов они делали искусственное дыхание и массаж сердца своему товарищу, не подававшему признаков жизни. Но вот погасла последняя искра надежды… Юрий Никифорович Подрядчиков умер 8 мая 1987 года в возрасте 48 лет в 250 километрах от заветной цели, к которой стремился многие годы, — Северного полюса.

По дрейфующим льдам

Каждый год уже с лета начинали они подготовку к новому зимнему сезону — лыжному путешествию по Арктике. В пятницу после работы брали рюкзаки и — быстрее на электричку. Отъезжали от столицы километров на сто, сходили на какой-нибудь пустынной в позднее время платформе. Углубившись в лес, устраивались у костра, перекусывали. И говорили, говорили, говорили… Обсуждали планы предстоящего лыжного перехода, новые решения в конструкции снаряжения, делились впечатлениями о прочитанных книгах об Арктике, истории ее исследования. Засиживались далеко заполночь, а ровно в шесть — подъем, завтрак и — километров пятьдесят с тяжелым грузом по пересеченной местности в самом высоком темпе. Считалось особенно важным, чтобы последние час-два, когда все уже устали, найти в себе силы продолжать движение, не снижая нагрузки. Спортсмены знали по собственному опыту, что это пригодится во время предстоящей экспедиции.

А в свободное от работы и тренировок время они мастерили снаряжение, заготавливали продовольствие, составляли рационы питания. Штурманы осваивали новые методы расчетов для определения координат, радисты проверяли свою аппаратуру, совершенствовались в работе на ключе. И помимо этого ребята успевали рассказывать о своих прошлых путешествиях — в учреждениях, чьи научные программы выполняла группа, в Географическом обществе АН СССР, воинам столичного гарнизона, членам Московского Дома ученых АН СССР, туристам и школьникам. Сложнейший механизм подготовки и организации уникальных путешествий, которые они совершали, работал только на их энтузиазме, на неудержимом стремлении к поставленной цели.

Наконец, преодолены все преграды, согласованы и уточнены мельчайшие детали взаимодействия с организациями, которые будут следить за экспедицией. Уложены рюкзаки, увязаны лыжи и санки. В среднем каждый израсходовал на предстоящее путешествие по 400 рублей — поездка на Черное море обошлась бы дешевле.

Они взяли отпуска в апреле, когда на южном берегу Крыма цвели сады и съезжались отдыхающие. Но вместо Черного моря отправились «отдыхать»… во льды Северного Ледовитого океана.

Своенравная Арктика осталась верна себе и в этом году. Сначала в ожидании летной погоды они шесть суток провели в Тикси, затем пять — на Северной Земле (острове Среднем). Наконец, удалось перехитрить непогоду и вырваться на вертолете ледовой разведки дальше не север — к начальной точке маршрута.

Штормовые ветры, не стихавшие уже около десяти суток, отодвинули на север дрейфующие льды — пространство открытой воды между ними и сушей достигло небывалых размеров. Высадиться на лед удалось лишь километрах в двухстах от мыса Арктического. И все-таки путешественники были счастливы: казалось, что скоро сбудется их заветная мечта…

— Когда вертолет поднялся в воздух, оставив нас на льду, я думал нервы мои не выдержат, — рассказывает руководитель научно-спортивной экспедиции «Арктика» Московского филиала Географического общества АН СССР Владимир Семенович Чуков, мастер спорта по туризму. — Наконец-то мы на пути к полюсу… Чтобы заслужить право на этот переход, пришлось положить не один год жизни. В какие только инстанции и организации ни приходилось обращаться. Какие только доводы ни приводили мы, пытаясь доказать возможность и целесообразность таких сверхдальних лыжных переходов. Не сразу восприняли нас всерьез, долго не могли поверить, что мы способны совершать тысячекилометровые переходы по Арктике, выполняя самые различные задания ученых. И все-таки нам удалось организовать такой переход. Наконец, мы на пути к цели.

…Непросто давались путешественникам первые сотни километров. Перед ними вздымались огромные ледяные барьеры, достигающие порой высоты трехэтажного дома, простирались непроходимые поля сплошных торосов. Лабиринты предательских трещин, каналов и разводий заставляли подолгу искать обходы. В некоторые дни встречный дрейф безжалостно отбрасывал группу назад, но она упорно продолжала двигаться к цели.

Для них такие условия были привычными. Даже единственная в группе женщина, сестра руководителя Татьяна Семеновна Чукова, уверенно шла вперед, наравне со всеми преодолевая трудности.

Только за 86-й параллелью условия улучшились. Спортсмены вышли на поля многолетнего пакового льда, которые, возможно, простирались до самого полюса. Уверенность группы в успешном завершении маршрута росла день ото дня. Повысилась и скорость продвижения. Следующий, 87-й градус северной широты достигли уже на четвертый день.

Надежно работала связь с Северной Землей, Новосибирскими островами, Тикси, Землей Франца-Иосифа, дрейфующей станцией СП-27. Ребята даже отказались от помощи комсомольско-молодежной экспедиции «Экспарк-87», организаторы которой в один из сеансов связи предложили сбросить им снаряжение или продукты. «Экспарку» это было бы несложно — они обеспечивали топливом СП-27, и рейс их транспортного самолета проходил над головами у лыжников. Но у тех ни в чем не было недостатка.

…Тут надо сказать о главной особенности всех экспедиций «Арктика» — их полной автономности. Энтузиасты совершают высокоширотные переходы во время отпусков, на свои средства, а поэтому не могут, да и не хотят строить маршруты с расчетом на постоянную опеку транспортной авиации. Они берут с собой весь груз, необходимый на маршруте, — продукты, бензин, средства навигации и связи, инструменты и материалы для ремонта снаряжения. Все из расчета на 45—50 суток автономного существования. В начале пути на каждого участника приходится до 75 килограммов. Большую часть он везет на санках, остальное несет в рюкзаке. Самолеты не совершают для них ледовых разведок. Поэтому часто приходится идти по торосам, когда рядом — ровные заснеженные поля.

В таких условиях и лишняя иголка тяжела. Вот почему на десятерых они берут только одну запасную лыжу и никогда не выбрасывают обломки. Поэтому и радиопереговоры такие короткие: сообщают только свои координаты и о здоровье членов группы — берегут аккумуляторы. Даже спальный мешок один на всех. Весит он меньше, чем десять отдельных, а согревает лучше. Трехместная лодка тоже одна на всю группу. Поэтому переправы через открытую воду — только челноком, наподобие парома.

Я спрашивал у опытных полярников, знатоков Арктики: кто же ходил по дрейфующим льдам вот так, как группа Чукова,— на лыжах, без авиаподдержки? Оказалось, никто! Этот поход полярники-профессионалы назвали самым трудным. Почему же участники экспедиции были так уверены в ее успехе?

— Во-первых, мы уже хорошо знакомы с условиями, которые могли встретить нас на маршруте, — объясняет ее руководитель. — На счету группы около десятка интереснейших автономных переходов по Таймыру и островам «Комсомольской правды», Северной Земле и Земле Франца-Иосифа, дрейфующим льдам Карского моря и другим районам Крайнего Севера. Во-вторых, у нас был надежный тыл: в критической ситуации «Экспарк-87» могла подбросить необходимые грузы.

Спрашивал я и специалиста, исследующего поведение человека в экстремальных условиях, кандидата медицинских наук В. Ускова:

— Не может ли сложиться такая ситуация, когда «Арктике» потребуется срочная помощь на маршруте?

— Вряд ли, — ответил тогда Владимир Николаевич. — Ведь на этот раз по Арктике идут очень опытные спортсмены, обладающие, так сказать, высоким запасом прочности. Но не скрою, достичь полюса им будет чрезвычайно трудно. Они встретят на пути многочисленные разводья, каналы, трещины. А порою непроходимые поля торошения. Даже без груза на таком маршруте очень тяжело, а у них — тяжелые рюкзаки, груженые санки… И все-таки хочется верить, что ребята дойдут до цели.

Увы, лыжники сошли с маршрута, когда остались позади самые сложные участки пути.

…Как и все спортсмены, незадолго до экспедиции Юрий Никифорович Подрядчиков прошел медицинское обследование.

Практически здоров — таково было заключение врачей. Заместитель руководителя экспедиции, мастер спорта СССР, путешественник с тридцатилетним стажем — он и сам не сомневался в своем здоровье. Однако не каждое заболевание удается диагностировать при общем обследовании…

Неожиданно для всех на маршруте случилось самое страшное. И обрели особый, трагический смысл слова В. Ускова, которыми он закончил ответ на вопрос, заданный перед началом экспедиции:

— Именно трудности делают такой переход чрезвычайно интересным для ученых, исследующих резервные возможности человеческого организма…

Цена романтики

Запись из «Бортового журнала», сделанная Юрием Подрядчиковым 25 апреля 1987 года:

«Усталость накапливается, хотя рюкзак с каждым днем становится легче. Самым большим событием во время моего сегодняшнего дежурства было… купание самого дежурного. Сразу после обеда встретилась трещина с открытой водой. Саша Рыбаков нашел проход по смерзшимся льдинам. Я шел следом за ним. У самого «берега» он проскочил, а меня смерзшийся снег не выдержал, и я ухнул в воду. Первым на подмогу бросился Саша. Он был ближе всех, схватил меня за руки, стал тянуть. Я с удивлением обнаружил, что в воде вовсе не холодно, на воздухе мороз куда крепче. И пропал страх. Единственным желанием было выбраться без потерь, с целыми лыжами и палками. Хорошо, что Илья Фрейдович подоспел вовремя, помог вытянуть одну лыжу, которая соскочила с ноги. Как он ее нашел — просто удивительно, мне крупно повезло. Переодевание заняло 40 минут, и сразу — в путь».

— Вы заметили, с каким юмором пишет Юра о самом себе? — спрашивает Чуков. — Он был одним из тех, кто умел посмеяться над собой, разрядить обстановку. Вот и тогда, казалось бы, не до смеха: в Арктике человек — мокрый до нитки. А он отпускает шуточки, на двадцатиградусном морозе стягивает мокрую одежду. И потом не переставал подтрунивать над самим собой. Вот его запись накануне 1 Мая — он тогда готовил «проект приказа» для праздничной церемонии:

«Сделать порицание Подрядчикову Ю. Н. за халатное отношение к общественным материальным ценностям, а также за купание в неположенном месте… Объявить благодарность и наградить ценнейшим подарком (двумя кусками сахара) начальника продовольственной службы Чукову Т. С. за чрезмерно добросовестное кормление девятерых голодных мужиков…»

— Казалось, что главные трудности и опасности уже позади, — продолжает Чуков. — Погода наладилась. Градус по широте проходим за трое-четверо суток. С продвижением на север разводья и трещины все реже. Считали, что теперь до полюса — дней десять, не больше, и ничто уже не может помешать. И тут — 5 мая…

Вечером Юрий Подрядчиков, который раньше никогда ни на что не жаловался, вдруг произнес:

— Ребята, у меня что-то мышцы живота судорогой сводит. Видно, резко санки потянул.

А сам стоит без рюкзака, без санок. Видно, боль у него сильная… Тут же поставили палатку, дали Юре успокоиться, отдохнуть. А он сам успокаивает товарищей, уверяет, что просто ему надо немного расслабиться, а завтра все будет в порядке и он снова сможет идти.

Но 6 мая группа никуда не пошла. Подрядчиков еще храбрился, говорил, что ему становится лучше. Но было видно, что его состояние ухудшается. Товарищи передали на Северную Землю: «В группе больной. Движение прекратили. Возможно, потребуется эвакуация, будьте на приеме…»

С этого момента рация работала беспрерывно, в режиме дежурного приема. Врачи полярных станций с Новосибирских островов, с Северной Земли постоянно следили за сообщениями из лагеря «Арктики», давали консультации врачу группы.

Подрядчиков ужасно переживал, эвакуация для него значила слишком многое. На какое-то время медикаменты помогали, но потом боль усиливалась еще больше. По рации сообщили: «Нужна срочная эвакуация больного». В ответ услышали: «Не беспокойтесь, санрейс будет сразу же, как позволит погода».

Но Арктика не делает скидок ни на какие ситуации. Из-за нелетной погоды 7 мая самолет вылететь так и не смог.
А Подрядчикову становилось все хуже. Вот запись из дневника метеоролога экспедиции Александра Рыбакова, сделанная 8 мая:

«Юра почти не спал, метался, не находил себе места. Дежурили круглосуточно. Двое — около него, один — на рации. В ночь на 8-е нам передали: «Самолет вылетел. Ждите, готовьтесь к приему». Мы уже хотели одевать Юру, Володя Онищенко должен был сопровождать его на Большую Землю. Но больной… опять заговорил о научной программе экспедиции, снова начал объяснять Илье Фрейдовичу, как нужно вести журналы наблюдений, в какой последовательности заполнять многочисленные анкеты с тестами, как довести до конца эксперименты… А через десять минут Юра потерял сознание».

От Северной Земли до лагеря экспедиции на Ан-2 — около 5 часов. Больной перестал дышать за полтора часа до того, как его товарищи услышали звук летящего на помощь самолета. Все это время ему делали искусственное дыхание.
Невозможно поверить, что он, еще несколько часов назад говоривший о полюсе, умрет у них на руках, когда самолет уже пойдет на посадку. Только когда врач тихо произнес, что искусственное дыхание больше не нужно, они с трудом стали сознавать, что произошло.

— Да, ребята, вы все делали как надо, но ему уже ничто не поможет…

Врач вышел из палатки. Ребята остались с безжизненным телом, которое медленно остывало на спальном мешке.

…Собираться стали молча, ни о чем друг с другом не говорили. Сложили рюкзаки, свернули лагерь. Из обломков ставших ненужными лыж и санок зажгли костер. И долго стояли так, стараясь запомнить это место.

— У меня не укладывалось в голове, — вспоминает Рыбаков. — Мы полны сил, запасов вдоволь, полюс так близко… Но горит костер из снаряжения, рядом лежит Юра, а за торосами виден Ан-2, который унесет нас из этого нереального мира. Тишина…

До ломоты в висках. Даже гул далеких подвижек льда куда-то исчез. Траурная тишина.

Летчики забрали всю группу. Ни у кого даже не возникла мысль о том, чтобы продолжить путь к полюсу вдевятером…
Подобный обычай есть и у альпинистов: если с кем-то из участников восхождения происходит несчастный случай, группа возвращается.

…Перфоративная язва двенадцатиперстной кишки, гнойный перитонит — это заключение медицинской экспертизы, проведенной в Мурманске. Чтобы спасти больного с таким диагнозом, необходима срочная операция, дорога каждая минута. Даже в городских условиях медики часто оказываются бессильны. А в Арктике…

Позже специалисты объяснили: язвенная болезнь развивается годами, но, как правило, ее течение сопровождается болями.

Однако встречаются редкие случаи, когда недуг не замечает сам больной. Прободение же может произойти в любой момент, в любом месте. Так что не Арктика виновата в случившейся трагедии.

Конечно, если быть объективным, в Москве у Юрия было бы куда больше шансов выжить. Но не такой он был человек, чтобы сидеть дома у телефона в надежде вовремя вызвать «скорую помощь». Он просто не мыслил себя без путешествий.

М. ДМИТРУК

Окончание в следующем номере

Журнал Турист № 4 апрель 1988

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

Сигнахи

Меньше трехсотой части территории нашей страны занимает Грузия, но сколько прекрасного уместилось на этой земле… Она славится гостеприимным и гордым народом, богато одарена природой — солнце и плодородие долин, речные и целебные воды, леса и горные пастбища… Недра Грузии дают руду и уголь, мрамор и медь, нефть и марганец. На полях и в садах республики вызревают виноград, чай, цитрусы, многие виды плодовых, табак, благородный лавр, тунг…

А воспетые поэтами седые горы Кавказа, а ландшафтные уголки, вместившие в себя целую гамму климатических зон — от влажных субтропиков до вечных высокогорных снегов?.. Полные контрастов пейзажи притягивают к себе, зовут в поход, чтобы путник мог полюбоваться и неповторимостью рельефа и растительности — и пальмами, и эвкалиптами, и буковником, и сосняком…

Не даром же в Грузии говорят, что здесь в любом месте можно организовать турбазу или курорт…

Но мы в восточной части республики. Здесь во Внешней Кахетии стоит словно на островах из разновысоких скал древний город Сигнахи. Серпантины дороги, что ведет к Алазанской долине, вдруг показывают высокий и прихотливо изрезанный борт ее. Вот тут, на этих горных «ломтях» и устроился старинный страж благодатных полей. Удивительное зрелище этот чудо-город, расположенный сразу на нескольких уровнях. Мощенные булыжником улочки ведут то вверх, то вниз, то вправо, то влево, огибая в основном двухэтажные каменные дома, похожие на маленькие крепостицы… Многоэтажное сочетание плоскостей и граней обрамлено в обширный треугольник цитадели с зубчатыми стенами и несколькими башнями.

Крепость хорошо сохранилась, хотя и поставлена очень смело с полным пренебрежением к тысячелетнему каменному хаосу. Ровные стены крепости словно режут этот хаос нагромождений, утверждая человеческий порядок. А среди рукотворного «беспорядка» жилых построек твердыми вертикальными доминантами поселения служат конические шатры стариннейших церквей. Они же и ориентиры для приезжего человека, незнакомого с лабиринтным построением города.

Когда его покидаешь, невольно задумываешься — кем же были здешние строители — талантливыми архитекторами или еще более талантливыми военными инженерами — фортификаторами? Скорее, над проектом кооперативно и хорошо подумали и те, и другие…

Если город пленяет (или, если хотите, «берет в плен»), то окрестности очаровывают. Кипящая зелень садов, виноградников, полей вызывает какое-то радостное умиротворение. Тут и думается об истинном предназначении человека — украшать и облагораживать землю своим трудом. Сколько же поколений поливало потом землю, чтобы появилась здесь «особая» лоза с кистями, будто покрытыми изморозью…

Живут здесь талантливые селекционеры — животноводы. Это их усилиями выведена выносливая тонкорунная порода овец.

Здесь же находится центр буйволоводства, проводятся исследования для выведения ценнейших пород скота. Ведь именно для этого завезена сюда с Кубы горбатая корова — зебу. Многое здесь можно увидеть, услышать рассказы-легенды от кахетинцев — рослых, крепких, трудолюбивых людей, которых отличает особое ненавязчивое гостеприимство ко всякому любознательному путешественнику.

Л. РЕПИН

Адрес Сигнахского бюро путешествий и экскурсий: 383223, Грузинская ССР, г. Цнори, ул. Советская, 1; тел. 5-15.

УЗЛЫ

(Продолжение. Начало см. в № 2)

ШТЫКИ — группа простейших, но очень важных узлов, используемых для крепления веревки за опоры округлой формы (главным образом, деревья или бревна). Все штыки очень надежны, если постоянно натянута веревка (разнообразные растяжки, переправы). При переменном характере нагрузки на веревку обязательны страховочные узлы или принайтовка, то есть закрепление свободного конца веревки тонким шнуром или лентой. В качестве рабочих узлов штыки используются в походе редко. Главные из них: простой штык (5), штык со шлагом (6), якорный или рыбацкий штык (7). Последний узел — один из самых надежных в этой группе. Близка к штыкам по своим свойствам удавка (8), очень удобная для подъема грузов и иногда используемая для крепления одного из концов переправы.

ПЕТЛИ НА КОНЦЕ ВЕРЕВКИ удобны для крепления веревок с помощью альпинистского карабина. Широко известный — проводник (9) применять для этих целей не рекомендуется из-за значительного ослабления веревки в месте узла и большой трудности его развязывания. Подобных недостатков лишены восьмерка (10) и девятка (11). Последний из них у нас применяют редко. Девятка несколько меньше, чем восьмерка, ослабляет веревку, но уступает ей по удобству завязывания и размерам. Проводник, восьмерка и девятка — лучшие с точки зрения надежности и к тому же не требуют обязательных страховочных узлов. Важен и широко применяем булинь (12), служащий для закрепления веревок на естественных опорах (деревья, камни, выступы скал). Достоинства узла — надежность, быстрота завязывания, легкое развязывание. При использовании булиня в качестве рабочего обязательны страховочные узлы.

М. КОРОТАЕВ, И. ЖЕЛЕЗНОВ, сотрудники МГУ

(Продолжение в последующих номерах)

Журнал Турист № 4 апрель 1988

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

Туристы «Туристу»

Дружба не кончается

Мы из Ленинграда, работаем на разных предприятиях. За несколько лет совершили пешие походы по Карелии, Алтаю, Архангельской области, так что наш туристский стаж пока невелик. Но дружба, рожденная в пути, не кончается. После работы собираемся вместе, намечаем новые маршруты, изготавливаем собственное снаряжение, составляем наиболее рациональные туристские рационы питания, учимся ориентироваться на местности. Необходимо знать и уметь многое, и в этом смысле немало практических советов мы почерпнули со страниц журнала «Турист».

Но туристское снаряжение постоянно обновляется, совершенствуется и сама организация самодеятельных походов. И, конечно же, все это нас очень интересует. Хотелось бы подробнее узнать, как самим изготовить, например, прочную и надежную, сверхлегкую палатку, сделать универсальную посуду для приготовления пищи, пошить удобную туристскую одежду. Некоторый опыт в этих делах у нас есть. А как у других? Может быть, мы изобретаем то, что уже давно известно? Обращаемся к друзьям по увлечению: пишите нам. Давайте дружить, делиться походным опытом. Наш адрес: 191065, Ленинград, Д-65, а/я 837, Иванову В. В.

По поручению группы туристов В. ИВАНОВ

О горах-с любовью

С большим интересом познакомился с публикацией в № 1 «Туриста» материала Ю. Супруненко «Вдохновленные высотой». В связи с этим мне хочется поделиться мнением о недавно вышедшей книге того же автора «Эти удивительные горы».

Географическая наука неотделима от туризма, а география гор, кроме того, тесно связана с альпинизмом. Географы-путешественники прошлого века были туристами по образу жизни, а в наши дни уже сами туристы выступают в роли географов, как бы открывая мир заново — для себя, для своих друзей, для своего поколения…

От романтики путешествий и любви к походам — к нелегкой, порою весьма будничной жизни географа-исследователя, по пути, пройденному им самим, ведет читателя кандидат географических наук Ю. П. Супруненко. В своей книге он увлекательно и популярно рассказывает о горах — их происхождении, истории освоения, охране природы горных районов, о рациональном использовании горных богатств. В этот рассказ автор включил и воспоминания о собственной работе в качестве гляциолога — исследователя ледников. Много новых интересных сведений сообщается о горной болезни и жизни человека в экстремальных условиях. Читатель узнает о современной инженерно-конструктивной географии и о том, как эта наука становится на службу туризму, разрабатывая проекты горных туристских парков. С удовольствием читаются рассуждения автора об «эстетической географии» и извечном чувстве благоговейного преклонения человека перед красотой и величием гор.

Книга иллюстрирована цветными фотографиями и снабжена словарем специальных терминов, в котором дается и научное толкование некоторых внешне знакомых, но отнюдь не простых понятий: ледник, национальный парк, рекреация.
Думается, что это издание пригодится всем, кто готовит себя и других к походу в горах. Этой книжке должно найтись место в библиотеках советов по туризму, горных турбаз и альплагерей, а если тираж (118 тыс. экз.) слишком мал, то ее следует переиздать и даже несколько переработать, исправив некоторые ошибки справочно-информационного характера, неточные выражения.

Рекомендуя книгу широким кругам поклонников активного отдыха, в заключение скажу о ее сути словами самого автора: «Горами нужно не только восхищаться, но и знать их. Без знаний так же нельзя, как и без снаряжения».

В. РОДОМАН, кандидат географических наук,старший научный сотрудник ВНИЛТЗ

Путевки надлежит сдать

В 1987 году две мои подруги решили совершить путешествие по Дальнему Востоку. Они долго выбирали маршрут и, наконец, остановились на «Дальневосточном кольце». Еще с зимы начали узнавать, когда эти путевки появятся в продаже. И они появились. Лена и Таня купили их (№ 408922 и 408923), заплатив за каждую 703 рубля с оплатой авиабилетов в оба конца.

Куплены путевки были 26 мая 1987 года, а вылететь группа должна была 3 сентября 1987 года.

Девчонки уже собирали вещи, мечтая об экзотических местах, как вдруг 28 августа получают телеграмму, подписанную неким Даниличевым, в которой было сообщено буквально следующее: «Связи массовым вывозом пассажиров отказом авиабилетов маршрут Дальневосточное кольцо 3 сентября отменяется Путевки надлежит сдать месту приобретения Просим извинить Даниличев».

Как снег на голову!

Нам в 1984 году «повезло»: тогда мы не смогли приобрести путевки на теплоходный круиз «По морям и землям Дальнего Востока» и все-таки успели скорректировать свои планы, поехав в результате в Среднюю Азию. Но за 6 дней трудно что-либо поправить, и отпуск у подруг оказался сорванным. Московский совет по туризму и экскурсиям деньги, естественно, возвратил.

Но предложить что-либо взамен отказался. За объяснениями посылали в бюро путешествий, поскольку, мол, совет лишь реализующая организация и ни за что не отвечает.

Как видите, все повторилось, только в худшем варианте. Кто знает, может быть, это повторяется каждый год?
Кто же отвечает за своевременное приобретение авиабилетов? А что до начала занятий в школах, институтах, техникумах или «массового вывоза пассажиров» в конце августа — начале сентября — так это же повторяется ежегодно, такую ситуацию надо предвидеть!

И не странно ли, что Московский совет не отвечает за то, что продает? А Московское городское бюро путешествий не может в течение многих лет договориться с Аэрофлотом?

Но может быть, хоть на этот раз московские совет и бюро путешествий ответят, какие меры приняты к тому, чтобы подобные ситуации больше не повторялись? Ведь мои подруги снова собираются на Дальний Восток, несмотря ни на что!

А. НЕДАЧИНА, Москва

Новые диафильмы

В конце 1987 г. студия «Диафильм» Госкино СССР выпустила цветные ленты для любителей странствий «Турист, береги природу!» и «Туристский бивуак». В каждой около 50 кадров, лента стоит 30 копеек. Это работа опытных туристов — журналиста С. Минделевича, фотокорреспондентов Н. Калинина и Д. Луговьера.

Первая из них посвящена общественно полезной работе туристов по сохранению и приумножению природных богатств. В фильме даны конкретные рекомендации по поведению в лесу, организации слетов.

Другой диафильм рассказывает о правилах устройства бивуака в походе — выборе безопасного места, заготовке дров и разведении костров, установке палаток и ночлега в них, мерах безопасности на привале, сушке вещей.

Оба диафильма окажут большую помощь начинающим туристам, послужат наглядным пособием при проведении различных туристских школ и семинаров. Приобрести ленты можно в книжных магазинах, киосках «Союзпечать», секциях магазинов «Культтовары», а в случае отсутствия заказать через оптовые торгующие организации, областные, краевые книготорги и потребсоюзы (не менее 30 экземпляров каждого наименования).

Адрес студии «Диафильм»: 103062, Москва, Старосадский пер., 7. Заказы от граждан принимает Свердловская база Роспосылторга (620068, Свердловск, ул. Учителей, 38), которая высылает диафильмы наложенным платежом.

С. РЖЕВЦЕВ

Плывет мертвая рыба…

С двойственным чувством вспоминаю прошедшее лето, когда я с группой туристов проплыл по 58-му маршруту. Это 220 километров на плотах по реке Чусовой от Коуровки до Кына.

Чусовая — одно из чудес природы. Что ни поворот, то новый вид, новая красота. С весны до поздней осени она превращается в оживленную туристскую магистраль. Плывут на плотах туристские группы и целые классы школьников, вереницами и поодиночке следуют байдарки, деревянные, резиновые и пластиковые лодки. На берегах «дежурят» терпеливые рыболовы, стоят палатки грибников, собирателей ягод и фотоохотников. И всем нужна вода — для приготовления пищи, чтобы умыться, искупаться. А вода в Чусовой во многих местах испорчена промышленными и сельскохозяйственными стоками. То и дело видишь на поверхности реки мертвую рыбу.

Считаю, что врач турбазы должен более решительно предупреждать группу о мерах предосторожности. Может быть, даже вручать «санитару» группы письменную памятку. Инструктор обязан строго следить за приготовлением пищи, а не ждать в своей палатке, когда его пригласят к столу. Места для стоянок надо выбирать у родников или чистых ручьев. Хорошо бы также заранее (или даже во время похода силами туристов) расчищать родники.

Свердловскому и Пермскому областным советам по туризму и экскурсиям следует бить во все колокола и хлопотать перед местными органами, властями, эпидемстанциями о наведении порядка с очистными сооружениями на предприятиях промышленности и сельского хозяйства вдоль маршрута.

Н. КУЗНЕЦОВ

«У бревна»

На пути к горе Напра Бзыбского хребта со стороны селения Блабурхвы есть место, удобное для туристских стоянок. Здесь кончается лес, можно разжечь костер, натопив воду из снега, лежащего в соседних воронках. Это знакомый спелеологам, работающим на Бзыбском хребте, привал туристы назвали «У бревна». Здесь часто пересекаются пути туристов из разных городов, идет обмен последними новостями.

Но встречи обычно носят случайный характер. Поэтому очень хорошо, что по заданию контрольно-спасательной службы Грузинской ССР спелеологи организовали на перекрестке троп «у бревна» дежурный пункт. Члены Тбилисского контрольно-спасательного отряда встречались со спелеологами из Новокузнецка, Красноярска, Томска, Киева, Симферополя… Спасатели снабдили десять групп точной информацией о районе и об условиях на маршруте. Совместная работа спелеологов и спасателей позволила успешно провести опыты по окрашиванию подземных водотоков.

Спелеологи предлагают расширить временные рамки КСП и привлечь к дежурству квалифицированных спортсменов из других городов. Конечно, необходимо снабдить пункт средствами радиосвязи с местными советами по туризму и экскурсиям.

Ю. ШАКИР

Якутский аполлон

Легкий ветер дует вдоль гребня на границе между Хакасией и Тувой. Южный склон обрамлен карликовыми березами. Над ними порхают высокогорные эребии, изредка планируют желтые парусники Эверсманна. Они уже на излете. Зато у белоснежных фэбов пик лета, они занимают все высоты хребта и почти все соцветия и цветки среди щебня и скал. Прекрасные бабочки! Аполлоны! Семейство кавалеров или парусников…

Свыше 30 видов аполлонов нескольких родов живет в наших горах, и почти все они прописаны в «Красной книге СССР».
Сведения о чешуекрылых, ваши описания, рисунки и фотографии присылайте по адресу: 630091, Новосибирск, 91, ул. Фрунзе, 11, Биологический институт СО АН СССР, зоомузей. Наблюдательных туристов ждут настоящие открытия.

Вот свежий пример. Года два назад якутские туристы увидели быстро летящую бабочку, небольшую, белую, которая, как потом выяснилось, оказалась самцом малого аполлона.

Радость туристов, а с ними и ученых-биологов станет понятнее, если знать, что самца малого аполлона нигде в коллекциях не было, а описание этого парусника,

названного архаическим, было сделано голландцем Карлом Эйснером по двум самочкам, пойманным для коллекции… летом 1917 года! И вот, чуть ли не через сто лет, отыскалась недостающая мужская половина редкого вида…

Минуя Саянский перевал, опускаюсь в долину р. Ак-Суг почти напротив вершины Мунгаш-Куль. И снова встречаю парусников. Они другие — не имеют рисунка, как боярышницы. Это аполлон Штуббендорфа. Рядом летают болории, клоссианы, толстоголовки, голубянки. Бабочек много. Значит, в этой долине все в порядке.

Ю. КОРШУНОВ, действительный член Всесоюзного энтомологического общества, г. Новосибирск

Соблюдайте тишину!

Двухмесячник «тишины», объявленный в апреле на водоемах Московской области в связи с началом нереста рыбы, заканчивается в июне. До наступления этого срока на реках, озерах и водохранилищах области действует ряд ограничений.

Так, например, ловить рыбу разрешается лишь одной удочкой с двумя крючками или двумя удочками по одному крючку на каждой. На всех водоемах запрещено движение моторных судов, а в местах традиционных нерестилищ рыбы не разрешается использовать и гребные суда: деревянные и резиновые лодки, байдарки. Нерестилища обозначаются специальными знаками.

Собравшись в поход во время двухмесячника «тишины», туристы непременно должны узнать, какие водоемы или их участки посещать не разрешается. Справку об этом можно получить в отделе рыбоохраны Московского бассейнового управления (Мосрыбвод). Подобные двухмесячники проводятся весной по всей территории нашей страны. Справки о том, каковы сроки ограничений любительского лова на реках, можно получить в местных бассейновых управлениях.

Журнал Турист № 4 апрель 1988

Статья оптимизирована для публикации издательским домом «Гелион»

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

Впереди траверс Канченджанги

В июне под пиком Коммунизма на леднике Москвина вырос яркий палаточный городок. Те же высокие сине-зелено-желтые палатки «кемпинг», которые видели мы в кино и на фотографиях в базовом лагере советской экспедиции под Эверестом в 1982 году.

Так начал свою работу Памирский сбор второй советской гималайской экспедиции. На этот раз цель наших высотников — траверс четырех вершин Канченджанги (8 586 м) — третьей по высоте вершины мира. Семикилометровый путь последовательно через четыре горы, высота каждой из которых около 8 500 метров — такую задачу не смогла до сегодняшнего дня решить ни одна из зарубежных гималайских экспедиций. Попытки были, но все они окончились неудачей.

Наши альпинисты бросят вызов Канченджанге весной 1989 года. А пока идет напряженная подготовительная работа.

Итак, июнь 1987 года, ледник Москвина. Сюда прибыли сорок спортсменов, шесть тренеров, пятеро медиков (врачи сбора Свет Орловский, Эдуард Липень и трое врачей из КНГ — комплексная научная группа во главе с Владимиром Моногаровым) и две киногруппы (из Москвы и Ленинграда). Впервые в команду включены четыре женщины.

Кто же эти сорок альпинистов спортивного состава? Почему именно они?

Надо сказать, что еще в январе 1987 года на Кавказ в район Приэльбрусья съехались 50 сильнейших альпинистов страны — претенденты на участие во 2-й гималайской экспедиции (об этом сборе мы рассказали в майском номере журнала за 1987 г.).

В итоге, с учетом всех состязаний, было отобрано 27 сильнейших. Учитывая их «гималайский» опыт, из числа восходителей на Эверест были допущены к дальнейшему отбору еще двое, К. Валиев и М. Туркевич. Итого 29 альпинистов.

В апреле 1987 года в Приэльбрусье точно так же состязались спортсмены из молодежной сборной страны по альпинизму (не старше 1960 года рождения). После этого семеро сильнейших из молодежного состава были введены в состав претендентов в гималайскую сборную. Теперь их стало 36.

Но это еще не все. Впервые было решено, что в гималайской экспедиции вместе с мужчинами будут участвовать и женщины. Итак, в июне на ледник Москвина прибыло 40 кандидатов (36 мужчин и 4 женщины).

Цель 35-дневного памирского сбора — отобрать команду из 40 человек, испытав претендентов высотой.
Возглавил сбор Анатолий Овчинников. Старшим тренером назначен Валентин Иванов, тренерами Сергей Ефимов, Ерланд Ильинский и Николай Черный. Все — заслуженные мастера спорта.

Установив базовый лагерь на леднике Москвина (4 200 м), гималайцы всем составом совершили акклиматизационный выход по «ребру Бородкина» на склон пика Коммунизма. Первая ночевка состоялась на высоте 5 400 м, вторая — на 6 200 м. Затем все спустились в базовый лагерь.

Эти 40 спортсменов еще не были единым коллективом. Пока они оставались отдельными конкурирующими командами. Алмаатинцев возглавил Валерий Хрищатый, ленинградцев — Владимир Балыбердин, украинцев — Сергей Бершов, москвичей — Василий Елагин, восходителей РСФСР — Валерий Першин. Большинство участников сбора — жители равнины. Но психология их сложилась в горах. В основном это лидеры своих коллективов, личности яркие, неординарные. Но группа лидеров — еще не команда. Каждый из них мечтает попасть в Гималаи, взойти на восьмитысячник. Они — сегодняшний день, цвет нашего высотного альпинизма. Слабых здесь нет. Каждый достоин представлять страну, решать самые сложные задачи в альпинизме.

Тренеры понимают всю сложность стоящей перед ними задачи, и потому они особенно жестки, придирчивы.

Даже во время отдыха в базовом лагере ощущалось напряжение, скованность спортсменов. Каждый как бы смотрит на себя со стороны — глазами тренеров, соперников. Пока идет отбор, любой неверный шаг, любая мелочь (например, опоздание на утреннюю зарядку) может повлиять на результат отбора, оставить кандидата «за бортом».

Немного свободней, раскованней держались «эверестовцы» (В. Балыбердин, С. Бершов, К. Валиев, М. Туркевич, В. Хрищатый). Но и над ними довлеет отбор.

31 июня участники сбора совершили восхождение на пик Евгении Корженевской (7 105 м) по южному ребру (маршрут В. Цетлина). У мужчин каждая шестерка работает самостоятельно под руководством своего капитана. Отдельным коллективом действует четверка женщин.

Внимательные тренеры наблюдают на маршруте за действиями групп и отдельных участников и все берут на заметку (скорость подъема, технику, активность на маршруте и т. д.). Все будет учтено при подведении итогов.

Первая ночевка на высоте 5 100 м, вторая — 6 400 м. 3 июля альпинисты достигли вершины пика Е. Корженевской. Уже 4 июля мы встречали на леднике Москвина первые группы «гималайцев», спустившихся с гор. На следующий день все спортсмены достигли базового лагеря.

Затем было два выходных дня перед штурмом высшей точки страны — пика Коммунизма (7 495 м).

В один из выходных, 7 июля, на зеленой болотистой полянке неподалеку от базового лагеря «гималайцев» провели веселые соревнования. И тут уж ребята «расковались». Вначале сборные команды (Москвы, Ленинграда, Украины, РСФСР, Казахстана, отдельно команда девушек) азартно состязались в шуточной эстафете. Здесь были и бег на четвереньках задом наперед, и траверс стола, и многое другое. Затем — «паутина»: пролезание каждого члена команды на время через ячейки из репшнура.

Эту игру придумал Михаил Туркевич. Долго не смолкал смех на поляне.

А вечером в большой палатке-столовой (ее назвали «анакондой») состоялся концерт самодеятельности (песни под гитару, рассказы, пантомимы — кто во что горазд). В заключение авторитетное жюри наградило вкусными призами победителей в эстафете, «паутине» и в конкурсе самодеятельности.

Выходные дни промелькнули быстро. 9 июля «гималайцы» покинули базовый лагерь. Снова «ребро Бородкина». По нему надо подняться на Памирское фирновое плато (6 000 м) и далее — на вершину пика Коммунизма. Основные испытания отбора ждут претендентов на плато. Им предстоит под наблюдением тренеров и врачей взойти на высочайшую вершину страны. Причем учитывается скорость подъема каждого из них с отметки 6 700 м и 6 900 м до 7 400 м.

Оценивать работу кандидатов на высоте будут и тренеры сбора, идущие вместе с ними на вершину, и старые «гималайцы» (восходители на Эверест в 1982 году). Кроме того, сами участники шестерок дадут оценку каждому в своей группе, кроме себя самого. На плато поднимется и тройка специалистов КНГ. Медики уже знают, кого из состава сбора они должны особо внимательно проконтролировать на высоте (кардиограмма, анализы и т. д.). Мнение КНГ также будет учтено при подведении итогов отбора.

10 июля все участники сбора вышли на фирновое плато и разбили там базовый лагерь. Предполагалось, что, стартовав с плато 11 июля, мужчины совершат три восхождения на вершину, поднимаясь через пик Рема Хохлова и спускаясь через пик Душанбе. Женская четверка делает одно восхождение на пик Коммунизма, поднимаясь через пик Душанбе (навстречу мужчинам).

Однако резко ухудшившаяся погода (сильный снегопад, туман, лавинная опасность) внесла свои коррективы. Разведка показала, что снежная доска на пути предполагаемого спуска — лавиноопасна. Решено было, что и мужчины и женщины пойдут к вершине через пик Рема Хохлова и этим же путем спустятся на плато, откуда мужчины повторят свое восхождение.

Следующие после плато ночевки восходители организовали на высотах 6 400 и 6 900 метров. Отсюда они отдельными самостоятельными группами штурмовали вершину.

Совершенно испортилась погода вечером 14 июля. Сплошной стеной, не переставая, валил снег. Видимость нулевая. Снежные склоны лавиноопасны. Альпинистам не оставалось ничего другого, как, выкопав снежные пещеры, пережидать непогоду на высоте.

16 июля погода улучшилась, снегопад прекратился. С ледника Фортамбек мы наблюдали в трубу за восхождением «гималайцев». Большая группа (человек 15) уже спустилась с вершины на перемычку. На вершине остались только двое. По рации нам сообщили, что это ленинградка Елена Кулешова и тренер Николай Черный. Но вот и они пошли на спуск.

Из-за вынужденной «отсидки» на высоте во время снегопада (а это совсем не отдых, скорее — наоборот) решено было ограничиться двумя восхождениями мужчин с плато на вершину.

По мнению тренера сборной СССР Н. Черного, непогода помогла руководству сбора в объективном отборе кандидатов.

— Нам (тренерам) повезло с погодой. В плохую погоду четче видно: кто есть кто. А в хорошую-то бегать по горам могут многие.

18 июля мы встречали на леднике Москвина первых «ласточек», спустившихся с пика Коммунизма. Это была женская четверка. Их первых отпустила вниз КНГ.

Девушки сильно обгорели, похудели, но были бодры и веселы. Две Лены из Ленинграда — Белецкая и Кулешова — повыше ростом. Две сибирячки: Катя Дорофеева (Иркутск) и Ирина Миллер (поселок Талнах, Красноярский край) — поменьше. Чувствовалось, что за время восхождений эта четверка сдружилась. Восходительниц встречали холодным компотом, свежими персиками и виноградом, доставленным накануне вертолетом из Джиргиталя.

19 июля начали спускаться в базовый лагерь мужские группы, по мере того как их отпускала придирчивая КНГ, работавшая на плато. До обеда мы следили за черными точками, растянувшимися на крутом двухкилометровом снежно-скальном «ребре Бородкина».

В 13-30 прибыли москвичи во главе с Василием Елагиным, за ними — украинцы, ленинградцы. Последней пришла КНГ вместе с врачом сбора Э. Липенем.

Ребята моются в бане, бреются, приводят себя в порядок. Итак, спортивная часть сбора окончена. Торжественный ужин. Шутки, смех. Но напряжение не спадает. Ощущается тревожное ожидание. Ведь они еще не знают, кто остался в команде, а кто не попал в нее. Томительное ожидание. Лишь завтра тренерский совет сообщит свое решение.

Уже заполночь. Но в «анаконде» горят свечи. Ребята поют под гитару. Замечаю, что лишь алмаатинцы веселятся совершенно раскованно. Чувствуется, что они уверены в своем успехе, что на душе у них спокойно. Недаром шестеро из них были первыми на участке скоростного подъема с 6 700 м до перемычки 7 400 м (А. Букреев сумел «набрать» эти 700 м высоты за 1 ч 25 мин). Остальные маются неизвестностью. А что поделаешь?

20 июля тренерский совет подвел итоги памирского отборочного сбора кандидатов во 2-ю советскую гималайскую экспедицию.

В мужской состав команды вошли 9 спортсменов из Казахстана (А. Букреев, К. Валиев, В. Дедий, Г. Луняков, С. Овчаренко, В. Сувига, Р. Хайбуллин, З. Халитов, В. Хрищатый), 5 ленинградцев (С. Арсентьев, В. Балыбердин, A. Глушковский, М. Можаев, А. Мошников), 5 представителей РСФСР (С. Богомолов, В. Виноградский, В. Каратаев, А. Погорелое, А. Токарев), 4 украинца (С. Бершов, Г. Василенко, B. Пастух, М. Туркевич) и 4 москвича (В. Елагин, Е. Клинецкий, В. Коротеев, А. Шейнов).

Женщины представлены двумя ленинградками (Е. Белецкая, Е. Кулешова) и одной иркутянкой (Е. Дорофеева). Кроме того, названы четверо запасных: С. Кириллов (Ангарск), И. Миллер (Краснодарский край), В. Мороз (Ленинград), В. Першин (Свердловск).

После окончания сбора большинство альпинистов отправились в другие горные районы, где в своих командах участвовали в первенстве СССР по альпинизму.

Одному из лидеров сборной ленинградцу Владимиру Балыбердину удалось в летнем сезоне 1987 года, в условиях очень плохой погоды, совершить 7 восхождений на семитысячники (если пик Хан-Тенгри — 6 995 м — условно причислить к семитысячникам). Это говорит об уровне готовности наших спортсменов.

В середине октября наши «гималайцы» собрались в Москве на углубленное медицинское обследование в городском физкультурном диспансере. А затем отправились в 12-дневный реабилитационный сбор в п. Эшера близ Сухуми.

Послушаем Владимира Балыбердина:
— У нас достаточно сильный высотный альпинизм. В этом гималайском цикле хотелось бы отметить очень удачное планирование сборов, которое позволяет не только отобрать сильнейших участников в команду, но и как-то подготовить их к этой высоте — к траверсу Канченджанги.

В этом году мы сделали всем составом скоростное восхождение на пик Коммунизма. Скоростные восхождения проверяют организм, тренируют восходителей, особенно психологически. Человек понимает, на что он способен. И что будущий траверс на высоте 8,5 километра — это не фантастика, а совершенно реальная работа, к которой, тренируясь упорно, можно подготовиться. И осуществить ее.

В феврале 1988 года сборная команда выехала в Алма-Ату. Здесь, отрабатывая тактику, спортсмены совершают в зимних условиях траверс вершин пик Чкалова — пик Молодежный (Заилийское Алатау). А летом 1988 года «гималайцы» бросят вызов самому трудному, самому коварному нашему семитысячнику — траверс пика Победы (Тянь-Шань, 7 439 м).

До выезда в Непал (весна 1989 года) еще достаточно времени для подготовки. Накануне отъезда «гималайцев» в Эше-ры я беседовал с руководителями команды.

— Все идет по плану. Заказы на снаряжение и продовольствие размещены. В основном определен состав экспедиции, — рассказывает тренер сборной СССР Н. Черный. — В Эшерах будет представлен окончательный вариант тактического плана траверса Канченджанги. А пока что есть три варианта.

Говорит старший тренер экспедиции В. Иванов:

— Подготовка идет планомерно. Работы много. И многое еще не сделано. Состав команды сильный. Средний возраст моложе, чем был на Эвересте-82. Есть в команде преемственность поколений. И в руководстве и в спортивном составе есть «эверестовцы». Хочется сказать о другом. Обидно, что между 1-й и 2-й нашими гималайскими экспедициями разрыв 7 лет.

Почти за такой же срок Ежи Кукучка успел покорить все 14 восьмитысячников планеты. Хорошо, что высотники Казахстана, проявив активность, планируют на 1991 год свою экспедицию на Дхау-Лагири (8 221 м). Наша команда состоит в основном из представителей 5 регионов (Казахстан, Россия, Ленинград, Москва, Украина). Я считаю, что каждый из этих регионов мог бы организовать свою самостоятельную гималайскую экспедицию и успешно выполнить задачу.

Задача перед советской командой стоит предельно сложная. Для победы каждый восходитель должен суметь подчинить свои личные интересы общей цели. Сейчас их 30. Кому из этих тридцати доведется штурмовать Канченджангу, а кому обеспечивать им поддержку — сейчас на этот вопрос не ответит никто.

Л. ЗАМЯТНИН

ОТ РЕДАКЦИИ: В ближайших номерах мы расскажем об итогах зимних и летних сборов советских альпинистов.

Журнал Турист № 4 апрель 1988

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

В нашем лифте

Для успеха фотоохоты необходим… заряд бодрости.

Альпинисты привыкли занимать самое высокое положение в туристском обществе.

Плавал на экзамене по вождению катера.

Для того чтобы Красная книга стала библиографической редкостью, нужно научить читать ее браконьеров.

О. АЗИМОВ

— Как тесен мир! — восклицал отдыхающий на пляже. Черные дни начались у отдыхающих на турбазе, когда забарахлил цветной телевизор.

Из путеводителя: «Язык до Киева доведет».

А. ЗИБОРОВ

За мечтой

юмореска

В. Абрамов

Зачем люди ходят в походы! Раньше я этого не знал. Теперь, испытав прелести дальних дорог, скажу — за мечтой!

Наслушавшись рассказов бывалых туристов, мы с женой решили — идем в горы. Долго и основательно готовились. Наметили маршрут, научились укладывать вещи в рюкзак, ставить палатку и готовить на примусе.

Наконец настал день, когда мы взвалили на плечи тяжелые рюкзаки и вступили на горную тропу. Тяжела участь туриста — ноют плечи, нещадно палит солнце, одежда не просыхает от пота. Несколько раз попытался уговорить жену вернуться. Безрезультатно! Каменистыми кручами, снежными перевалами она упорно вела меня к заветной цели.

У любой тропы бывает конец. На пятый день пути показался долгожданный аул. Мы ускорили шаг навстречу заветной мечте.

С трепетным волнением вошли в универмаг. Сбылись рассказы бывалых туристов! Вот она, ручная швейная машинка, о которой давно мечтала жена!

Счастливые, мы возвращались домой. Друзья с завистью смотрели на нас. На жене новое платье с восточным орнаментом, сшитое в походе. На мне потертые джинсы. Перед отпуском они были явно малы, теперь их пришлось заузить.

Куда поедем на следующий год, еще не решили. Жена вновь мечтает о горах. Там есть места, где можно купить удивительные ковры ручной работы. А я мечтаю сплавиться по таежной реке. Там, говорят, хороший книжный магазин… В общем, коплю деньги на байдарку.

Сатирическим пером

Без претензий!

Турист нынче пошел страсть как капризный. Ведь раньше, бывало, и турбаз было маловато, и пункт проката днем с огнем не найдешь, и жили-то только в палатках… И ничего — ни тебе жалоб, ни тебе возмущений. А теперь? Домов — во каких понастроили, финской мебелью обставили, инструкторов целую армию завели, автобусные хозяйства устроили… Кстати, об автобусах (ох, уж эти жалобщики!). Туристы, отдыхающие на турбазе «Южная» Чимкентского облтурсовета Казахстана с 1 по 15 сентября 1987 года, выражают крайнее неудовольствие:

— В путевке было указано, что в день заезда в 9.00 от гостиницы «Турист» в Чимкенте отходит автобус до «Южной», а он появился только в 11.00 безо всяких объяснений…

А что, собственно, должен объяснять шофер? Значит, была уважительная причина. Что он, к теще на блины ездил? Постойте-постойте… На блины…

Впрочем, эка невидаль — прождать два часа! Понаехали, понимаешь, со своими претензиями неизвестно откуда… Ходили бы пешком — раньше все ходили пешком, зато и худенькими были. А теперь?

— В описании маршрута, — не унимаются туристы, — говорится, что мы должны были возвращаться из конечной точки похода на автобусе. А его — не оказалось. До базы нам пришлось добираться на перекладных с тремя пересадками и за свой счет.

Мы предъявили претензии директору Естаеву. А он заявил, что маршрут горно-пешеходный и до конца его нужно пройти пешком. Это значит идти не 120, как указано в путевке, а все 200 километров, взяв перевал еще раз, но уже с обратной стороны.

Капризен стал турист! Нет, чтобы похвалить руководство за такую инициативу — на целых 80 километров больше подышать горным воздухом, а они…

Кстати, в горном ручье могли бы помыться. А то воду им подавай на базе! Видите ли обещали им душ после возвращения из похода. В 18.00. В 18.00 и пошла вода. Холодная? А обещали горячую? Ну, дают! Ну, туристы! Да надо в прорубях здоровье закалять! В 19.00 и холодная кончилась?

Директор Естаев обиделся: воду для туристов грели… Накануне! До… 3.00 ночи! А теперь солярка кончилась.

— Между прочим, — по секрету сообщили туристы, — и в последующие два дня солярки не было. Так что после похода помыться так и не удалось.

Видите? Так и норовят обидеть руководство. Ведь всем известно: на нет и суда нет. Чего же тогда жалиться? А туристы все канючат и канючат: скуден набор продуктов, выдаваемых для похода; нерегулярно ходит автобус до почты (12 км); все выдаваемое белье переписывается поштучно с обязательной росписью против каждого предмета и с указанием размера подушки.

Чем, собственно, отдыхающие недовольны? А если какой-то злоумышленник распорет подушку н половину перьев отсыпет себе в рюкзак?

Эх, товарищи, товарищи! Заелись вы! И как же вам не совестно!

Вот тоже отдыхающие в сентябре в тургостинице «Лалвар» близ Степанавана… Тут уж такое заявляют! Глазам своим не веришь, когда читаешь послание, адресованное не только редакции журнала, но и в копии ВЦСПС и Армянскому республиканскому совету…

Прямо скажем, нездоровым духом отдает заявление туристов. Судите сами:

— Мы проводили свой отпуск в сентябре, когда в Армении изобилие дешевых фруктов и овощей. Наше же меню свелось к следующему: несоленые отварные макароны и рис; несвежее мясо, несладкий кисель из концентратов. Что касается свежих фруктов, то на столе — подпорченный виноград: 200 грамм на 6 человек (норма — 240 на человека), мятые помидоры. Вечером для поддержания тонуса отпускаются подгорелые кондитерские изделия…

Согласитесь, что только нездоровый в нравственном отношении горе-турист мог сообщить такое… оскорбляющее, унижающее достоинство и профессиональную честь тружеников тургостиницы.

Мы сказали горе-турист? Извините, ошиблись в счете. Их… более двадцати пяти! Нездоровых. Кстати, они сами об этом сообщают:

— Результатом такого питания явились пищевые отравления туристов, никем не зарегистрированные… ввиду полного отсутствия в гостинице медицинского персонала.

Уф! Слава богу! Хорошо, что хоть сами признались, что ругали условия проживания в болезненном состоянии! Молодцы, самокритичны! Конечно, от некоторых недостатков кто не застрахован!

Ну не надраены полы в тургостинице и не вылизаны помещения коттеджей до блеска? А почему, собственно, все должно блестеть? И вода. Она все же подается два раза в день по часу? Подается. И в туалет тоже.

А за четыре дня пребывания в Степанаване полдня были заняты экскурсиями? Были.

Как вам не совестно, дорогие туристы! Столько времени вам дали для самостоятельных занятий. Другие бы радовались, что целых 84 часа (за минусом сна) можно забивать «козла» и устраивать турниры по «подкидному дураку»…

Бассейн закрыт… Загрязнен, видите ли… А зачем вам, спрашивается, бассейн? Сидите себе в безалкогольном ресторане или баре, развлекайтесь, ешьте мороженое. Никто вам не мешает… Мешают? Кто? Ах, местные жители? Распивают спиртное? Да плюньте. Вы же интеллигентные люди — отвернитесь в другую сторону и сделайте вид, что не замечаете. Ведь ресторанное руководство закрывает на это глаза, а вам что, больше всех надо?

Эх, товарищи туристы! Вы же передовые люди, потому что шагаете всегда в неизведанное. А коли так — бросьте свои мелкие капризы, будьте выше всяких разностей. Ведь ваши отцы в деды! Разве они имели все то, что предлагается вам сейчас? Пора остепениться, пора усовеститься. Даешь туриста без претензий!

О. АНТОНИН

Журнал Турист № 4 апрель 1988

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

Сохранили белизну Белухи

Экологический практикум

«Экологически чистая машина», «экологически чистое производство» — термины эти хорошо известны нам по газетным статьям, теле- и радиопередачам о проблемах взаимоотношений человека и природы. Несомненно, в будущем определение «экологически чистый» исчезнет из обращения, как стершийся пятак: ВСЁ, что сегодня загрязняет воду и воздух, леса и почву, делая их непригодными для жизни, — ВСЁ станет экологически чистым, так что и надобность в таком определении отпадет. Но пока появляются подобные термины, это тревожный сигнал: значит, не изжита еще въедливая, липкая «экологическая грязь», немало пока вокруг нас следов «экологически нечистых» рук, «экологически глухих» сердец.

Давайте прислушаемся к нашим собственным сердцам, читатель: в согласии ли с ритмом природы бьются они? Что сделали мы с вами, чтобы чище стала окружающая нас среда, чтобы не скудела природа? «Экологически чистый поход», «экологически чистое снаряжение» — такими терминами обогатили наш лексикон туристы, преподав любителям отдыха на природе первые уроки экологической грамотности. Таких походов совершается в последнее время все больше и больше. Причем путешественники стремятся не только «не взять ничего» у природы — они нередко помогают очистить леса и горы, берега рек и озер от следов нерадивых своих предшественников. Один из таких походов совершила группа туристов из новосибирского спортивного клуба «Сибирь» летом 1987 года.

Маршрут мы подбирали долго. Предстояло защитить честь области на чемпионате СССР по туризму. Километраж, количество ходовых дней, перевалов, первопрохождений — все должно было быть кратно «шестерке», высшей категории сложности. Привлекла Белуха, снежный алтайский четырехтысячник, который решили обойти вокруг. А затем, замкнув кольцо, продолжить маршрут по прямой. Двадцать восемь дней, 390 километров пути. Одиннадцать перевалов (два из них никем не пройдены), траверс Листвягинского хребта, восхождение на Быструхинский шпиль (2 577 м), переправа через Катунь на катамаране… И сорок восемь килограммов груза за плечами у каждого.

Но маршрут маршрутом, а какова цель? Не только ведь в том, чтобы поставить «галочку» в турнирной таблице! Идею подал Николай Коголь, инструктор облсовета по туризму и экскурсиям, один из участников похода. Он предложил пройти маршрут… «экологически чисто»: вынести весь мусор в населенные места, а заодно очистить от прежних «наслоений» стоянки и перевалы.

Мы только головами покачали. Известно, где Коголь, там какая-нибудь «авантюра» заваривается. Неутомимый этот человек то в «моржевание» бросается, то увлекает всех загорать на снегу, а недавно и вовсе предложил совершать только «некурящие» походы. Вот и в этот раз настаивал: ни одной сигареты чтобы не взяли! Но тогда группу пришлось бы сократить до четырех человек, а в таком составе на сложный маршрут выходить нельзя. Пришлось уступить курильщикам…

А вот об уборке на маршруте спорили долго. Да, за плечами каждого из нас — десять лет, проведенных «под рюкзаком». И печальные картины загаженных стоянок и троп, признаться, давно уже надоели. Но с устоявшимся представлением о том, что тайга, мол, все «спишет», так и не примирились. Надо было начинать борьбу. И мы решились.

Маршрут начинался в поселке Берель Восточно-Казахстанской области. Интересно: в первые дни похода мы по несколько раз в день переходили границу республик, ночуя то в Казахстане, то в Алтайском крае. Впрочем, граница эта условна, природа двух областей совершенно одинакова. Путь наш лежал по долине Катуни к месту впадения в нее горной речки Капчал. С трудом перебравшись через бурный поток, пошли вдоль берега вверх и достигли истока реки у перевала Капчальский. Он являл собой грустное зрелище. Казалось, здесь проехал мусоровоз и растряс на неровностях часть своего груза. Консервные банки, рваные ботинки, резиновые сапоги (?!), обломки лыж… Часть мусора сожгли и закопали тут же, остальное понесли вниз.

Спуск по леднику оказался тяжелым. Вдобавок началась гроза, повалил мокрый снег, у подножия превратившийся в дождь. Долго не могли найти подходящего места для стоянки, до темноты ломились через бурелом. Наконец, достигли реки Кони-Айры. Все были мокры до нитки, но высушиться не удалось: дождь лил не прекращаясь. Смертельная усталость валила с ног, а на сон оставалось часов пять, не больше. Тут кто-то вспомнил о мусоре. Надо бы уничтожить снятое с перевала, а заодно и те два десятка банок, которые Николай собрал поблизости. Но неожиданно выяснилось, что этим хотят заниматься не все. Некоторые демонстративно укрылись в палатке. Назревала ссора… Двое молча взялись за дело, вскоре и остальные вылезли. Конфликт не состоялся.

Преодолев перевал Буревестник, вышли в долину реки Ак-Кем, к международному альпийскому лагерю. У Ак-Кемской стены Белухи отыскали палатку контрольно-спасательной службы и… ужаснулись: сколько же кругом валялось мусора! Бинты, рваная одежда, конфетные обертки и пробки от бутылок… Место это священное для восходителей: здесь на гранитной глыбе укреплена мемориальная доска погибшим на Белухе альпинистам. Священное, но, видно, только на словах,.,

Неподалеку от альплагеря, на берегу живописного Ак-Кемского озера нам встретилась группа художников. Из разговора выяснилось: ребята путешествуют по местам, где бывал знаменитый Н. К. Рерих. Но, очарованные красотой Алтая, юные живописцы словно не замечали всего того, что валялось у них под ногами и обо что они подчас спотыкались. Не замечали или не хотели замечать?

А затем наш путь совпал на некоторое время с «ниткой» планового маршрута, проложенного в окрестностях Белухи.

Организаторы «прогулки» позаботились прежде всего о маркировке стоянок. К наиболее заметным деревьям толстенными гвоздями приколочены бирки из листового железа. Поблизости обязательно находилось так называемое «захоронение» мусора, вернее сказать, захоронение земли под мусором: отходы попросту свалены в кучу, даже не в яму. Местами кучи достигали метровой высоты, в жаркие дни сотни мух роились над ними. Всю географию нашей огромной страны можно было изучить по брошенным здесь банкам и другим пищевым упаковкам. Вот паштет из гусиной печени, изготовленный в Латвии. Обертки от гематогена, произведенного Волгоградским заводом, пакеты от супов-концентратов с надписью «Минпищепром Каз. ССР»… Жаль, что нет ни на банках, ни на обрывках снаряжения фамилий тех, кто «наследил» на земле Алтая. Впрочем, и без этого многое можно сказать об этих людях. Кто бы ни были они по туристской подготовке, профессии, национальности, каждому необходим хороший урок экологической грамотности в виде штрафа и письма на работу. И домашнее задание: очистить от мусора все места, в которых побывал…

В пути нам не раз встречались этакие «горе»-путешественники. Сколько бесед провели мы с ними, едва ли теперь подсчитаешь. Рассказывали о том, как уничтожать мусор, который невозможно унести с собой, о том, как дорого обходится природе наша беспечность. Много интересного поведал начинающим туристам наш товарищ Алексей Заковряжин — натуралист по увлечению.

И вот позади двадцать восемь ходовых дней маршрута, триста с лишним верст по болотам и сыпучим каменистым склонам, по отвесным прижимам и лесным дебрям, сквозь дождь, снег, туманы, жару. Только здесь, в городе, рассказывая о своем походе, мы чувствуем, что выполнили поставленные перед собой задачи: восемь перевалов Горного Алтая очищены от мусора. А после наших бесед с новичками, которых довелось встретить на горных тропах, меньше будет уничтожено «золотого» и маралиевого корня, других растений, занесенных в Красные книги. И бархатными цветами эдельвейсов, что встречаются в долине Ак-Кема, туристы будут любоваться, глядя на фотографии и слайды, но ни в коем случае не на мятые букеты, долгое время провалявшиеся в тесноте рюкзаков.

Группой пройдены два перевала, на которые прежде не ступала нога туриста. Данные им имена «Чистый» и «Аллегро» вскоре появятся на туристских картах Горного Алтая. Хочется, чтобы они остались эталоном первозданной красоты, встречи с которой мы ищем на природе.

Очень хотелось бы, чтобы наш девиз «За экологическую чистоту туристских походов» стал первой туристской заповедью. Это и будет вкладом каждого путешественника в дело охраны природы. А дело это сегодня важно так же, как и сохранение мира на Земле.

В. ТЮКАЛЕВСКИЙ, участник похода

г. Новосибирск

Журнал Турист № 4 апрель 1988

Статья оптимизирована для публикации издательским домом «Гелион»