Право на риск

Поговорим о прочитанном
право и долг

Флагманский самолет советской арктической экспедиции, пилотируемый М. В. Водопьяновым, совершил посадку на Северном полюсе…»
Сейчас это — история.
Такая же история, как спасение челюскинцев, как полеты к полюсу недоступности, как многие  другие дела наших полярников. 
И в каждом таком деле, кроме высокой отваги и мужества, требовалось не меньше знания, здравого смысла, дара предвидения, словом, всего того, без чего невозможно перевести задуманное уникальное предприятие из холодной, далекой категории невозможного в несравнимо более осязаемую категорию просто очень трудного.
Едва ли не со всеми аспектами одного из таких «просто очень трудных» дел — полярных исследований — мы встречаемся в книге В. Аккуратова «Право на риск» («Молодая гвардия». Серия «Честь. Отвага. Мужество». 1974).
Автор — заслуженный штурман СССР, известный аэронавигатор, ветеран освоения Арктики, участник едва ли не всех сколько-нибудь значительных воздушных полярных экспедиций. Во время  войны — штурман тяжелого бомбардировщика авиации дальнего действия, выполнивший не один  десяток боевых вылетов в глубокие тылы противника. А, кроме того — автор нескольких интересных книг, постоянный автор журнала «Вокруг света». Словом — еще одно живое подтверждение известного тезиса, гласящего, что по-настоящему одаренный человек редко бывает одарен только в какой-то одной области. 
…Итак, самолет И. П. Мазурука, в составе экипажа которого находился штурман Аккуратов, благополучно приземлился (точнее — приледнился) в районе Северного полюса. Теперь нужно перелететь на «основную» льдину, на которой останется зимовать четверка папанинцев. До этой льдины — каких-нибудь полтораста километров. Сущий пустяк по сравнению с тысячами километров, оставшимися позади.
Пустяк?.. Оказывается, не такой уж пустяк! Неожиданно выплывает весьма весомое препятствие: неизвестно, куда лететь!
Сжавшийся на Северном полюсе в точку пучок меридианов делает условной саму постановку вопроса о курсе. В самом деле: если курс, то относительно какого меридиана?..
Проблема явно по штурманской части. Справиться с ней должен был не кто иной, как Аккуратов.
И он справляется — оперативно изобретает (попробуй тут не изобрести!) принципиально новый  («старых» вообще не существовало) метод навигации в высоких широтах! Метод «условных меридианов», который в основных своих чертах применяется в Арктике и Антарктике по сей день, но первая практическая проверка которого состоялась в тот момент, когда самолет Мазурука точно вышел на папанинскую льдину, где его ждали три остальных корабля экспедиции. 
Снова — в который уж раз — убеждаемся мы в том, как трудно порой бывает заранее представить  себе ожидающие нас проблемы во всей их конкретности. И еще в том, что вопреки распространенному мнению голова, чувствующая непрочность своего крепления к шее, иногда соображает куда лучше, чем в спокойной кабинетной обстановке… 
Проблема права на риск вынесена автором в заглавие книги. Вообще говоря, можно спорить  о том, является ли в данном случае самым главным право. Наверное, все-таки в жизни полярника, летчика, хирурга, словом, представителя любой профессии, связанной с необходимостью принятия ответственных решений в сложных условиях, доминирует не столько право, сколько обязанность рисковать всегда, когда без этого невозможно обойтись. А всегда, когда возможно, стараться действовать наверняка, или уж, во всяком случае, с минимальным риском. В сущности, сам автор и его коллеги именно так и действуют: вспомним хотя бы отказ экипажа И. П. Мазурука от попыток искать папанинскую льдину по наитию («авось наткнемся») или разумный совет, который автор книги дал смелым, но мало информированным молодым людям, собравшимся без должной подготовки и тренировки пешком на Северный полюс. 
Поэтому встречающиеся в книге фразы вроде: «Нельзя рисковать на пять, десять, тридцать процентов. Все или ничего!» — представляются не до конца продуманными, а главное, идущими вразрез со всем содержанием записок В. Аккуратова.
Книга «Право на риск» хорошо написана. Некоторые эпизоды рассказаны так, что, хотя автор и избегает громких слов (что тоже следует поставить ему в заслугу), драматизм происходящего ощущается в полной мере.
Читатель видит перед собой уважительно выписанные автором портреты незаурядных людей, начиная с Отто Юльевича Шмидта и кончая Василием Михайловичем Махоткиным, в силу ряда причин незаслуженно малоизвестным полярным летчиком.
Хорошо удаются автору книги и описания удивительной, ни на что другое не похожей — «не дождавшейся еще своего Рериха» — природы Арктики, например, льдов, которые, оказывается, не  монотонно белые, как по невежеству полагаем мы, люди средних широт, а разноцветные: зеленые,  бледно-голубые, густо-фиолетовые, палевые, даже сиреневые с золотом!.. 
А, главное, В. Аккуратов смотрит на то, о чем пишет,— изнутри.
Говорит только о людях, с которыми вместе преодолел немало трудного, только о делах,  которым посвятил почти всю сознательную жизнь. Казалось бы, это дает ему право на некоторую безапелляционность суждений. Однако он — как большинство умных и много повидавших людей — не спешит этим правом пользоваться. 
В такой сдержанности — доверие и уважение к читателю, которые не могут остаться не взаимными.
М. Галлай

Журнал Юность № 3 март 1975 г.  

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области 

Please follow and like us:

Добавить комментарий