О, музыка

Итак, вы прибыли на турбазу.

— Лаванда, горная лаванда…

«Столбовые» динамики, сотрясаясь от напряжения, выражают дикий восторг, что вы посетили, наконец, этот райский уголок.

Вы застенчиво улыбаетесь, волоча свой чемодан, несколько шокированные таким бурным приемом.

И хотя у вас трещат ушные перепонки, на сердце посвистывают соловьи: уважают туриста!

— Лаванда, горная лаванда…

В регистратуре вам приходится объяснять свою фамилию и паспортные данные на пальцах, а к уху прикладывать ладошку раковиной, чтобы услышать администратора. Но вас это не огорчает: дорог вокальный прием.

— Лаванда, горная лаванда… Весь туристский обед, состоящий из горохового супа-пюре и отварной трески, вроде бы под польским соусом, вас услаждает бравурный мотивчик о высокогорном цветочке.

— Лаванда, горная лаванда… Наступил нежный вечер… Динамик голосом инструктора прогремел на всю округу:

— Ры-ры-ры — танцы — ры-ры-ры… И началось!

— Лаванда, горная лаванда-

Танцплощадка заходила ходуном… Всю ночь вас мучили кошмары. Утром, только взошло красно солнышко…

— Лаванда, горная лаванда…

И бодрый голос объявляет: дорогие товарищи, мы приглашаем вас на утреннюю зарядку…

А затем: завтрак… обед… ужин… Иногда в музыкальном потоке мелькают мини-паузы. Но большую часть времени с высоты вздрагивающих от натуги столбов несется фатальное:

— Лаванда, горная лаванда-

Торопливо кидая в рюкзаки консервные банки сухого пайка, вы стремительно собираетесь в пеший поход.

Уже где-то далеко за соснами остался спальный корпус с финской мебелью, безалкогольным баром и солярием, а по лесу ухает:

— Лаванда, горная лаванда… …Бодро трещат сухие ветки, языки пламени облизывают алюминиевые бока котелка с душистой пшенной кашей, уже все уселись с ложками в кружок, в неторопливом и радостном ожидании, уже маститый бард подтянул колки на гитаре, уже…

И вдруг совсем рядом, прямо над головой, раздирая застоявшуюся тишину, загремело:

— Лаванда, горная лаванда… Дисциплинированные туристы, один за одним, рядышком, аккуратно легли в обморок…

Из письма в редакцию:

Завершая свое пребывание на турбазе, группа ленинградцев выражает глубокую благодарность администрации и всему персоналу за порядок, обеспечивающий полноценный отдых, начиная с оформления путевок, включая обслуживание в столовой, работу горничных, дежурного и т. д.

Исключением является радиоузел. Видимо, его работники считают, что чем громче звучит их аппаратура, тем «виднее» их работа. Но бездушная аппаратура не знает того, что известно современной медицине, а именно, что чрезмерно громкая музыка разрушает нервную систему и, следовательно, недопустима. Известно также, что, переходя определенный уровень мощности, музыка становится своеобразным наркотиком и даже может губить живое. Надеемся, что администрация найдет силы и сумеет справиться с воинствующим бескультурьем.

Доктор технических наук, профессор С. Шур, кандидаты технических наук Т. Колотова, Е. Старосельцева. Факт подтверждает О. АНТОНИН

Мы вечно в дороге

Нет, мы прозябать не согласны
Ленивым медведем в берлоге.
Мы вечно, вседневно, всечасно —
В дороге, в дороге, в дороге.
Мы выйдем — идем до победы,
И жить не умеем иначе.
Шагает за нами во следу
Удача, удача, удача.
А Землю пройдем мы — так разве
До звездных высот далеко нам?
Еще остаются в запасе Юпитеры, Марсы, Плутоны.
Микро-бенефис

Хлудеев Александр Ильич — автор-ветеран отела «Оазис» (первая публикация в «Туристе», № 9 за 1980 г.). По образованию — инженер-механик-исследователь. Литература не увлечение, а любовь — мини-юмор во всех его формах и проявлениях. Хорошо знает, что значит шутка в походах, и как заядлый турист не на шутку обеспокоен проблемой экологии.

ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ НЕДОСЛЫШКИ

Природовреденье

Высокая смердность

* * *

В траве сидит кузнечик.

Совсем как огуречик —
Зелененький, недвижимый,
Нитратами обиженный!

СЛОВАРЬ ТУРИСТА

Мастер заливать — дождь.
Незабудка — увлекательное путешествие.
Чадо — промышленное предприятие.
Камарилья — мошкара.
Толстосум — начинающий турист.

ФРАЗЫ

Чем больше мы берем от природы, тем больше ей от нас достается.
Самая большая роскошь — это роскошь человеческого общения с природой.
— У, шкура! — кричали охотники, приветствуя крокодила.
Эпитафия ночной бабочке: «Ей было все до лампочки!»

ПОЧТИ ЗНАКОМЫЕ ФРАЗЫ

Обезьяноподобный человек.
Каждый фазан желает знать, где сидит охотник.

Журнал «Турист» № 8 август 1989 г.

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

Please follow and like us:

Добавить комментарий