Суббота, 15.12.2018
Спутник туриста
Меню сайта
Категории раздела
Мои статьи [15]
Журнал «За рулем» [211]
Журнал "Турист" [784]
Информация и статьи из журнала "Турист"
Статистика
Push 2 Check

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Главная » Статьи » Журнал "Турист"

Вместо монолога - беседа?
О возможностях диалога с группой, усилении дискуссионного характера экскурсий и других путях перестройки экскурсионной работы наш корреспондент Н. Пожидаева беседует с заведующей методическим отделом Московского городского бюро экскурсий Верой Викторовной Емельяновой. Собеседника затрагивают много нерешенных вопросов. Редакция приглашает к разговору экскурсоводов, руководителей бюро путешествий и экскурсий, самих экскурсантов.

— Еще совсем недавно мы много говорили о главном, идеологическом, воспитательном значении экскурсий. Но, к сожалению, их тексты часто звучали лозунгово. Процитирует, к примеру, экскурсовод, что нынешнее поколение людей будет жить при коммунизме», а сам не верит тому, в чем должен убедить группу. Но вот пришли перемены, люди много спорят, докапываются до правды — пусть самой неприглядной, ибо полуправда уже никого не устраивает; иные авторитеты — из тех, что еще вчера казались незыблемыми, сегодня получают приставку «псевдо». Так может быть, и идеологическая направленность экскурсий теряет свою актуальность: подавай группе только факты, а она сама уж во всем разберется? 

— Думаю, что это не так. Да, уходит в прошлое лозунговость, а если кое-кто из экскурсоводов еще продолжает по старинке вставлять в свою речь штампованные бодряческие фразы, то быстро теряет доверие слушателей. Сейчас идет активный процесс осмысления прошлого и настоящего, во многом даже переосмысления, и задача экскурсовода ненавязчиво и деликатно помочь человеку разобраться в самых злободневных вопросах. Но для этого, конечно, и сам экскурсовод должен быть на высоте. Думаю, что начавшаяся перестройка системы политической и экономической учебы в первую очередь касается нас — экскурсоводов.

Раз у нас с вами зашел разговор о переосмыслении прошлого, хочу заметить, что методистам и экскурсоводам приходится сейчас переделывать, перерабатывать многие тексты экскурсий, и не только тех, которые связаны с эпохой тридцатых — начала восьмидесятых годов. Значит ли это, что в наших экскурсиях, разработанных в период застоя, Иван Грозный, к примеру, выглядел «царем № 2» (после Петра I), как представляли его иные историки, помня «социальный заказ», сложившийся еще в эпоху сталинизма? К чести наших методистов и экскурсоводов, могу ответить — нет, не значит. И в первую очередь потому, что мы брали себе за правило работать где только можно с первоисточниками (к примеру, с историей Ключевского).

Если взять, скажем, контрольный текст экскурсии в город Александров, которая посвящена в основном эпохе Ивана Грозного (экскурсия эта создана в 1984 году), то можно убедиться, что в историческом плане экскурсию можно не переделывать. Не со всеми экскурсиями, к сожалению, дела обстоят так гладко. Пробелы есть, особенно в военно-патриотической, военно-исторической тематике. Хочу отметить и то, что современная экскурсия просто обязана быть дискуссионной.

— То есть из монолога экскурсовода перед безмолвно внимающей группой она превращается в диалог с ней?

— Конечно. Впрочем, хороший экскурсовод всегда так и делал — совместно с группой творил экскурсию (я не боюсь этого слова «творил» — слишком долго труд экскурсовода казался у нас делом необременительным, а «хлеб» его легким). Да и теперь мало кто знает, что всевозможные ларингиты и фарингиты, неврозы — это профессиональные болезни экскурсовода, что работники бюро зимой по пять-шесть часов вынуждены находиться на морозе — безо всякой, между прочим, спецодежды.

Другое дело, что «сверху» его раньше ориентировали так: отвечать на вопросы только в конце экскурсии, когда кто-то уже забыл, о чем хотел спросить полтора часа назад, а у другого это желание вообще отпало. Шла у нас и всевозможная «канонизированная» отчетность, были у нас и такие проверяющие, которые требовали, чтобы экскурсовод вел экскурсию, что называется, от сих и до сих. Однако контрольный текст экскурсии мы никогда не рассматривали как догму, нечто раз и навсегда заданное — он был только наметкой, прикидкой, ключом к поиску своего индивидуального, неповторимого показа и рассказа.

«Академическая сухость» изложения уходит в прошлое. Нельзя забывать, что экскурсия — не урок и не лекция, что люди находятся на отдыхе. Постоянный поиск вариантов экскурсии, ориентация данной, конкретной экскурсии на данных и конкретных людей — вот что теперь важно.

— В иных бюро разработаны десятки тем, но «ходовыми» оказываются лишь пять-шесть. А как у вас обстоят дела?

— Это очень серьезная проблема. Однако многотемье у нас в бюро объясняется не погоней за валом — все темы живые, актуальные, мы буквально «горели», когда делали их. Я считаю, что чем больше добротных экскурсий может предложить бюро, тем интереснее работать экскурсоводам. Об интересах «потребителя» не говорю — они очевидны. Но ведь вот что получается всего лишь несколько экскурсий проводятся изо дня в день — обзорная по Москве, «Московский Кремль», «Красная площадь», остальные же «простаивают». И что самое главное — ведь спрос у москвичей есть, и очень большой: литературно-исторический голод, накапливаемый годами, люди хотят, наконец, удовлетворить.

Отчего же не идут иные наши экскурсии? Оттого, что работа бюро налажена, в основном, с туркомплексами с людьми приезжими, многим из которых специфически-московские экскурсии неинтересны. Московский же контингент мы теряем, прежде всего, потому, что и районные организаторы экскурсий, и реализаторы их не заинтересованы в том, чтобы предложить москвичам возможно более широкий спектр тем. Идеальным, по моему мнению, было бы предлагать потребителю экскурсии репертуарно — по декадам, как это делается, например, в театрах, шире распространять абонементы. Но так как за исключением нескольких наших кадровых организаторов работой этой занимаются в основном люди случайные, не имеющие никакой специальной подготовки, идея зависает в воздухе.

Закрепление конкретных тем за конкретными экскурсоводами также кажется простым только на первый взгляд, особенно в таком большом бюро, как Московское. Сейчас у нас совершенно не учитывают место жительства экскурсовода (живет, скажем, он у Южного порта, а экскурсию ему приходится проводить от Северного), зачастую игнорируют время работы музеев, а уж о том, чтобы «работали» все имеющиеся темы, и говорить не приходится. Нам совершенно необходима ЭВМ, но при существующей в бюро скученности ее просто негде поставить. Впрочем, специалисты уже предупредили нас, что разработка программ для такой ЭВМ была бы очень сложной.

— Ну а в непосредственной работе с экскурсантами без «проколов» тоже, наверно, не обходится?

— Сейчас на экскурсии можно ждать вопросов самых острых, самых каверзных. Раньше их многие старались вообще не задавать, теперь же все хотят докопаться до сути.

Непростая, скажу честно, ситуация. Особенно много сложностей с исторической, историко-революционной тематикой. Раньше экскурсанты получали, к примеру, сведения о том, что Екатерина Вторая разрушила выдающееся творение Баженова в Царицыно. А вот о том, какие выдающиеся архитектурные памятники были стерты с лица земли совсем недавно, в тридцатые годы, и не где-нибудь, а на Красной площади, в Кремле, — обо всем этом мы предпочитали умалчивать. В то же время я понимаю методистов и экскурсоводов нашего бюро, которые очень, сказала бы, осторожно берутся за переработку текстов таких экскурсий — ведь свою лепту в восстановление исторической правды вносят пока лишь публицисты, историки же, в основном, предпочитают отмалчиваться.

— Что, по вашему мнению, дал бюро переход на хозрасчет — ведь с начала нового года он введен во всей полноте?

— Для нас хозрасчет не был болезненным, как для некоторых других бюро, потому что план мы выполняем. За все участки нашей работы мне отвечать сложно, да и для того, чтобы понять реакцию экскурсантов, прошло еще слишком мало времени. Что же касается экскурсоводов, то здесь сдвиги в основном в премиальной системе. От уравниловки мы перешли к оценке действительного вклада каждого.

— А как лично вы относитесь к кооперативам в экскурсионном обслуживании? Сейчас вокруг них идет много споров.

— Я «за». Нашему бюро просто необходимы контакты с самыми разными кооперативами: транспортными, занимающимися организацией питания туристов, изготовлением рекламной продукции — значков, буклетов, проспектов и т. п.

Мы же со своей стороны могли бы предложить им высококвалифицированных экскурсоводов. Ведь не секрет, что многие московские кооперативы (называющие себя, кстати, «экскурсионными») занимаются натуральным «извозом» — предлагают туристам поездки по московским универмагам. Оно и понятно: с одной стороны, это, конечно, выгодно, а с другой — кооператорам не хватает квалификации для проведения собственно экскурсий.

— У москвичей и гостей столицы большой популярностью пользуются недавно разработанные вашим отделом экскурсии о бывших опальных» писателях и поэтах: М. Булгакове, М. Цветаевой, В. Высоцком...

— С Нового года мы приглашаем всех «на свидание» с Борисом Пастернаком и Анной Ахматовой — экскурсия разработана к 100-летию со дня рождения поэтессы. Активно разрабатываем и историческую тематику. Заметен интерес москвичей к нашим новым экскурсиям: «Архитектура Москвы XVIII века» (Москва и Кусково), «Историко-архитектурные памятники Крутицкого подворья», к стоящему особняком (аналогов таких экскурсий у нас нет) «Московскому городскому романсу». Сейчас заканчиваем работу над экскурсионным циклом «Мемориальная скульптура московских некрополей».

Экскурсии невыгодны?

Переход на полный хозрасчет и самофинансирование помогает поднять ответственность каждого члена трудового коллектива, дисциплину, порядок. Но кое-что в происходящих переменах настораживает. В частности, беспокоит судьба экскурсий. На них у нас в бюро путешествий и экскурсий стали смотреть как на нечто малонужное: прибыль-то от экскурсий мизерная по сравнению с турпоездкой. Выгоднее отправить один турпоезд, чем месяц проводить городские экскурсии. А в отчетах количества экскурсантов больше не требуется... И весь год сокращалась экскурсионная программа в нашем и некоторых других бюро на Украине. Кое-где стали сокращать и экскурсоводов. Будучи слушателем Киевского филиала Института повышения квалификации работников туристско экскурсионных организаций, я не раз слышал от экскурсоводов один и тот же вопрос: «Зачем нам повышать квалификацию, если нас могут сократить?» Заместитель директора филиала Э. Лойко отвечал так:

— Если при перестройке будут создаваться туристские объединения по типу «бюро — турбаза — гостиница — автобаза», такое действительно может произойти. Если не выйдет ничего с созданием объединения, вернемся к старой системе.

Но не наломаем ли мы дров? Не лучше ли вначале обсудить с экскурсоводами создавшееся положение, а уже потом делать практические шаги? Трудовые коллективы туристских организаций в полном неведении о предстоящих изменениях. Решения принимаются где-то выше. Кто, к примеру, приглашал низовые коллективы обсудить новую Инструкцию об оплате труда экскурсоводов и руководителей туристских групп? Кто решил сократить пешеходные экскурсии, которые еще недавно пропагандировали как активный вид отдыха?

Экономический расчет считается сегодня единственно верным расчетом, ставится во главу угла. Однако расчет не должен переродиться в диктат денег, в принцип «выгодно то, что пользуется спросом». Идеологическая, пропагандистская направленность экскурсионной работы будет сведена в этом случае к нулю. Но таким ли предполагался итог перестройки, перехода на новые методы хозяйствования?

г. Павлоград, А. Малаков

Днепропетровская обл.

Войди в природу другом

«Природа — твой дом. Будь добрым хозяином в нем». Под таким девизом проходил всесоюзный семинар активистов и председателей комиссий по охране природы. Он проводился Институтом повышения квалификации работников туристско-экскурсионных организаций уже в четвертый раз, а принять участников на этот раз было доверено турбазе «Байкал» Иркутского областного совета по туризму и экскурсиям.

Наблюдения участников семинара на турбазах «Байкал» и «Бухта Песчаная» и в походе показали, что природа этих районов находится в чрезвычайно угнетенном состоянии. И виновны в этом в значительной степени организаторы туристско-экскурсионной работы.

В первую очередь отмечалась недостаточная пропаганда бережного отношения к природе, отсутствие информации об элементарных вещах, способной ликвидировать пробелы в экологическом воспитании. Так, например, имеющиеся на турбазе «Бухта Песчаная» транспаранты и плакаты типа «Берегите лес от пожара» и т. п. давно устарели и попросту не привлекают внимания. Гораздо уместнее были бы здесь функциональные плакаты-таблицы о правилах поведения на территории Прибайкальского национального парка, разведения костров, разбивки палаточного лагеря.

Путевая информация природоведческого характера на маршрутах стала бы более действенной, если проводить эти маршруты в форме экологической тропы. В этом случае наряду с прекрасными панорамами, открывающимися с видовых точек, туристы получали бы и полезные знания о ранимости природы, о возможностях сбережения ее. Неплохо было бы и обратить внимание туристов на «следы» их нерадивых предшественников.

Так, на перевале «Кедр» стоило бы показать оставленную туристами кучу жестяных банок. В бухте «Бабушка» — эрозию почвы вдоль тропы. Участники семинара обрадовались, увидев деревянные лестницы, ведущие на смотровые площадки вершин Большой и Малой Колоколен, но... часть ступенек была выломана или пришла в негодность. Кто их починит? Кому небезразлично, что, обходя «аварийные» ступеньки, туристы крошат скалы, вытаптывают траву?

Слабо пропагандируется созданный здесь Прибайкальский национальный парк. То есть он вроде бы существует, но пребывание на его территории, похоже, ни к чему не обязывает гостей. А ведь можно было бы разработать и выдавать всем приезжающим на турбазы Памятки о правилах поведения и отдыха на территории национального парка, его природных богатствах, ценности и уникальности всего Байкальского природного комплекса; обязать туристов возвращать на турбазы жестяную и стеклянную тару из-под использованных в походе продуктов. Все это помогло бы воспитанию у них зачатков экологической культуры.

В последний день семинара проходил дискуссионный стол. Участники его высказали множество разнообразных идей для организаторов туризма в регионе. Сделать традицией участие туристов в лесопосадках на территориях турбаз, благоустроить пляжи, соорудить деревянные настилы (наподобие соляриев) для отдыха у воды, проводить больше водных экскурсий, внедрить на турбазах привлекательные виды водного отдыха (катание на водных лыжах, виндсерферах, водных велосипедах), организовывать на всех радиальных маршрутах дублирование троп для возвращения по ним туристских групп, создать кольцевые маршруты.

В. Метревели, Н. Юркевич

Журнал "Турист" № 6 июнь 1989 г.

Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области

Категория: Журнал "Турист" | Добавил: eastboy (09.03.2012)
Просмотров: 1314 | Рейтинг: 0.0/0
Поиск
Друзья сайта
  • График отключения горячей воды и опрессовок в Мурманске летом 2018 года

  • Обучение по пожарно-техническому минимуму
  • Полярный институт повышения квалификации
  •  

     

    Copyright MyCorp © 2018
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz