Суббота, 26.05.2018
Спутник туриста
Меню сайта
Категории раздела
Мои статьи [15]
Журнал «За рулем» [211]
Журнал "Турист" [784]
Информация и статьи из журнала "Турист"
Статистика
Push 2 Check

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Главная » Статьи » Журнал "Турист"

«Я не знаю, что за поворотом»
В № 9 «Туриста» за 1985 год мы опубликовали статью А. Булгакова «Наш общий с мамой клуб».

В ней автор ратовал за создание семейных турклубов. В № 5 и 6, 1986 г. поместили подборку откликов читателей, которые поддержали выступление журнала.

В этом номере мы рассказываем об одном из недавно появившихся семейных объединений.

— Девочки, вы знаете человека по фамилии Гармаев? — обращаюсь к двум бегущим по дорожке девчушкам лет шести и девяти в пестрых сарафанах до пят, словно выбежавших из какого-то фильма о давних временах.

— Дядю Толю? Знаем. Пойдемте, проводим. Младшая запросто и вместе с тем нежно берет меня под руку и идет рядом, как с давно знакомым старшим другом, и сразу теплеет внутри от такой доверчивой, неожиданно проявившейся доброты девчушки.

На покатом лугу пестрым табором расположилась внушительная разновозрастная компания от бабушек почти восьмидесяти лет до годовалых карапузов. Женщины и девушки — в ярких сарафанах, мужчины — в подпоясанных холщовых косоворотках. Сидя на траве, они пели русские народные песни, которые сейчас даже по радио редко услышишь. Однако это не фольклорный праздник участников художественной самодеятельности. Я оказался в воскресном стане хозрасчетного клуба «Семья», созданного под крышей Дворца культуры Московского электромеханического завода имени Владимира Ильича.

Гость «табора» не сразу поймет, кто здесь главный. Мужчин немного. Один из них, худощавый, неприметный — по первому впечатлению, с лицом восточного типа, на краю луга развешивает на ветках кустов расписание лекций или, лучше сказать, бесед.

Названия тем весьма актуальны: педагогика семейных отношений, юношеская школа общения и т. д. Но присмотревшись, «чужой» начинает понимать, что именно этот очень спокойный, негромко и мало говорящий человек — педагог Анатолий Гармаев — незаметно дирижирует всем, что здесь происходит. Слово «чужой» взято в кавычки с особым смыслом. Потому что для членов клуба «Семья» чужих в принципе нет. Человек просто может быть не понятым тобой или не понимающим тебя. Значит, надо стремиться к взаимопониманию. Эта задача — одна из главных в клубе.

...В первое сентябрьское воскресное утро на лугу собрались те, кто был в летнем лагере клуба, оживленно обмениваются впечатлениями. Палаточный городок построили на берегу живописного озера Наговье в Торопецком районе Калининской области. В каждой смене было примерно по 120 родителей и детей. Клуб «Семья» устраивает такие лагеря каждое лето в разных местах Центральной России: в Калужской, Тамбовской, Калининской областях. В 1987 году, например, обосновались на Валдае. Однако ошибется тот, кто подумает, что родители с детьми выезжают отдыхать и развлекаться. Все дни плотно заняты самой разнообразной работой. Ну жизнеобеспечение — само собой: ставили палатки, обустраивали лагерь, сооружали навесы с полиэтиленовыми крышами, заготавливали дрова, собирали и сушили грибы, даже огород свой устроили. Основной же работой здесь называют помощь совхозу, скажем, в заготовке сена, участие в реставрации ближайших старинных церквей. Обязательны и ремесла: плетут корзины, лепят из глины, вырезают из дерева ложки, вышивают русский орнамент, шьют сарафаны и рубахи и...

А зачем обитатели лагеря облачаются в сарафаны и косоворотки?

Главная цель выезда на берег озера, на опушку леса — уйти из царства бетона и асфальта, из напряженной городской жизни с ее бешеным ритмом в окружении машин и механизмов, с формализованными отношениями. А здесь, в условиях естественного крестьянского бытия на природе, в трудах, заполнявших жизнь наших предков, легче вернуться и к тем простым и ясным отношениям, которые складывались тысячелетиями. Русские песни, народные ремесла, одежда и прочие атрибуты традиционного быта, подобно катализаторам, помогают снимать всевозможные условности, освобождаться от наносного в себе. Сначала — услышать другого человека, предполагая только добрые его намерения по отношению к себе, раскрыться навстречу доброте. Вот приезжают на берег озера местные жители — шумные, возбужденные. Обитатели лагеря настораживаются. Но подходит Гармаев, здоровается, спокойно заводит разговор, ничем не оспаривая приоритет приехавших как хозяев этих мест, — и те на глазах добреют, что-то советуют...

Конечно, далеко не сразу постиг Гармаев искусство общения с людьми. Главный практический опыт приобрел в период работы школьным учителем, общаясь с детьми и родителями. И все больше не давал покоя вопрос: чем конкретно может он, Гармаев, помочь семье, переживающей столь трудные времена? Более десяти лет усиленно штудировал философскую литературу и педагогическую классику, выстраивал свою «школу семейных отношений».

В лагере клуба «Семья» побеждает не сильный, а мудрый, духовно более совершенный. И название это символично. Высокие, духовные начала в человеке начинают закладываться в семье. Гармаев стремится, чтобы люди ощутили ценность семьи, но и поняли, что семья — это не просто жизнь вместе. Счастье человеческое, общение с людьми невозможно без усилий над собой, без желания активно строить взаимопонимание с окружающими.

Однако претворяет свою концепцию Гармаев не декларативно, а в основном через игру. Все население «городища» делится на пять родов, каждый из них возглавляет старейшина. Разрешает споры между жителями, будь то дети или взрослые, Примиренческий Совет.

Походы для подростков, которые организует Гармаев, тоже не простые, и в них есть элемент игры. Спрашиваю 14-летнего Мишу Филиппова и Катю Каринскую 12 лет, какое самое сильное впечатление они вынесли из жизни в лагере. Называют ночной поход. В группе — более тридцати подростков и только двое взрослых: направляющий — сам Гармаев, замыкающий — студент МГУ Андрей Афонин. Располагаемся на траве, и ребята с помощью Андрея рассказывают, что это за поход.

Символическое его название такое: «Я не знаю, что за поворотом». Выходят из лагеря в густых сумерках. Сначала идут затылок в затылок по лесной дороге. Разговаривать нельзя. Но вот по специальному сигналу замыкающий останавливается. Предыдущий отсчитывает сорок шагов и тоже останавливается. Третий от конца цепочки проходит еще сорок шагов и замирает. И так до направляющего. Делается перекличка. Все поворачиваются на 90 градусов и идут прямо в лес. Уже совсем темно, ничего почти не видно, но пользоваться электрическими фонарями не разрешается. У каждого сосед где-то в сорока шагах так же пробирается через кусты и валежник. Но сорок шагов в темном ночном лесу — почти бесконечность. Каждый поначалу чувствует себя не очень уютно. Да еще недавно в этих местах видели двух медвежат. А вдруг сейчас угодишь в медвежью берлогу? Через сто шагов все останавливаются и стоят на месте, слушают ночную тишину, шелест листьев, шорохи, издаваемые мелкими зверьками. А далеко вверху над макушками елей и берез — огромный черный купол неба, и, стоя ночью в лесной тишине, ощущаешь его всеохватную и объединяющую ширь. И постепенно лес перестает казаться таким чужим и враждебным.

Но вот по цепочке передают приказ снова собираться, так же последовательно: сначала замыкающий идет к предпоследнему, потом вдвоем направляются к следующему — и вот все подтягиваются к направляющему. Тут, конечно, без обмена впечатлениями не обходится. А затем снова идут молча незнакомыми лесными дорогами, тропами и возвращаются в лагерь, когда уже начинает светать.

Какова цель такого похода? Гармаев объясняет: чтобы дать ребятам ощутить тесный контакт с окружающим миром, с лесом, помочь услышать голоса и звуки природы, заглушаемые обычно громкими голосами людей, резкими звуками цивилизации, а главное — используя игровые элементы, помочь преодолеть страх перед естественной средой, научить сохранять самообладание в любой ситуации, не бояться неожиданностей — и в походе, и в жизни вообще. Особенно эффективны такие ночные выходы зимой, когда стоит звенящая тишина, лес кажется еще более молчаливым и загадочным.

Я специально столь подробно описываю организацию ночного похода, может быть, кого-то из активистов детского туризма некоторые его элементы заинтересуют чисто практически.

Но ночным походом испытания для детей не кончаются. Предпоследнюю неделю смены ребята даже проводят в отдельном лагере, километрах в двух от общего. Берут палатки, котелки, посуду, продукты и отправляются в самостоятельную жизнь. Целую неделю они обеспечивают себя сами: заготавливают дрова, разжигают костер, варят суп и кашу. Даже меню составляет 13-летняя хозяйка.

И командир лагеря — подросток. Ну а как дело обстоит с пятилетними? В лагерь отправляются и такие. Они оказываются под пристальным надзором старших девочек, даже в палатках спят вместе. Причем юные опекунши стараются не меньше, чем взрослые мамы. Несмотря на явно прибавляющиеся хлопоты, ребята уходят из-под родительской опеки с радостью. И не пугает их ответственность за младших ребятишек. А командир лагеря, другие старшие мальчишки чувствуют себя здесь настоящими мужчинами.

Что же, так и существуют неделю без родителей, и сердобольные мамы не прибегают посмотреть, как поживают их чада? В детском лагере живут двое взрослых, но их роль отнюдь не руководящая, они лишь отвечают на какие-то вопросы, а в действие вступают в сложных ситуациях, например, в конфликтах, оказываясь в составе Примиренческого Совета. А для мам и пап Гармаев в это время организует родительскую школу. Приходят взрослые к детям только по делу, допустим, провести занятия по ремеслам.

— Ну и как, легко решились на шефство над ребячьим братством? — спрашиваю О. Старостину, одну из мам, которая жила в качестве наблюдателя в последнем детском лагере.

— Собиралась не без боязни, но потом понравилось. С удовольствием пойду еще раз.

— А дети к родителям не убегают?

— Один семилетний мальчик сбежал к маме, но потом вернулся. А вообще такая отдельная жизнь очень полезна для детей.

— Ребятам самим приходится находить выход из создавшихся затруднений, — вступает в разговор папа четырех детей В. Сулимов.

— Например, приобретают навыки разжигать костер после дождя.

Ведь и лагерь детворы тоже живет под девизом: «Я не знаю, что за поворотом».

У самого Гармаева — сомнения. Не ослабляет ли этот эксперимент внутрисемейные связи, ведь мамин отпуск так короток?.. Что ж, всюду противоречия: приобретая в чем-то одном, жертвуем другим. Вопрос в том, что важнее. Может быть, тут необходим дифференцированный подход: одним детям надо побыть с родителями, другим, особенно единственным сыновьям и дочкам, важнее познать ответственность за себя и за других?..

Но зато каким веселым и радостным получается праздничный ужин, когда дети возвращаются к родителям! Возвращаются отнюдь не «с пустыми руками», а с сочиненной ими самими песней.

А в конце смены обычно организуют двух- трехдневный поход, причем это отнюдь не легкая прогулка: в день до двенадцати километров проходят. Руководители, штурманы — тоже ребята. Им дают карту, компас, намечают пункт назначения. Не страшно, если порой немного и собьются с курса. Им дают возможность самим исправить ошибку. И в этих походах на марше сохраняется правило молчания.

Сейчас чрезвычайно актуальны любые семейные объединения. Но чем конкретно интересен клуб «Семья» А. Гармаева с туристской точки зрения?

Само житие в палаточном лагере с естественными средствами жизнеобеспечения, с добыванием дров в лесу, готовкой пищи на костре, собиранием грибов — это очень хороший предваряющий этап, «трамплин» в серьезный туризм для детей, да и для взрослых, привыкших к комфортному отдыху.

Походы ночные, а также двух- трехдневные, в которых группы ведут ребята, — прекрасная возможность привыкания подростков к лесу, к неизвестной местности, приобретения навыков ориентирования, руководства группой, обсуждения между ребятами ситуации и принятия решений.

Но важнее, мне кажется, аспект психологический: Гармаев пытается создать, правда, оригинальными средствами, в своей крестьянской общине ту же, или похожую, атмосферу доверительности, взаимопомощи, раскованности, слаженности, единства целей и действий людей, способности глубоко понимать друг друга, какая складывается в группах в длительных категорийных походах. И неожиданная доверчивость девчушки, встретившейся мне на лугу на подходе к биваку «Семьи», — маленький, но красноречивый признак, что это руководителю клуба и его помощникам удается.

А. Булгаков

Журнал «Турист» № 2 февраль 1989 г.

Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области

Категория: Журнал "Турист" | Добавил: eastboy (22.03.2016)
Просмотров: 171 | Рейтинг: 0.0/0
Поиск
Друзья сайта
  • График отключения горячей воды и опрессовок в Мурманске летом 2018 года

  • Обучение по пожарно-техническому минимуму
  • Полярный институт повышения квалификации
  •  

     

    Copyright MyCorp © 2018
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz