Суббота, 21.10.2017
Спутник туриста
Меню сайта
Категории раздела
Мои статьи [16]
Журнал «За рулем» [211]
Журнал "Турист" [782]
Информация и статьи из журнала "Турист"
Статистика
Push 2 Check

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Главная » Статьи » Журнал "Турист"

Этот неугомонный Яцек Палькевич
(Окончание. Начало в № 6)

— Не раз я испытывал чувство страха и не стыжусь в этом признаться, потому что всегда находил в себе силы его преодолеть. Учу этому и своих подопечных в «школе выживания».

— Как строятся занятия в школе?

— В начале ученики должны уяснить свои подлинные, до поры до времени скрытые физические и психологические резервы.

Наш девиз «Человек может все!». Принимаем на учебу женщин и мужчин, подростков и старцев. Сначала ведем их в горы — не очень высоко и не совсем опасно, но все время вверх «на своих двоих», с привалами и ночлегами среди скал. На базе тоже заставляем спать не под крышей, а в гамаках и на значительном удалении друг от друга. Пусть каждый испытает ночное одиночество на природе: беспомощному горожанину или начинающему туристу и это в диковинку.

В нашей школе даже «неудачник в жизни» обретает веру в себя, в свои силы и возможности, учится не паниковать в минуту серьезной опасности, не пасовать перед трудностями. Словом, тренировка волевых качеств выковывает мужество, может выручить и поддержать не только в экстремальных условиях...

— Много наслышан о твоем курсе «Выживание в городе»...

— Городские кварталы могут быть опаснее, чем джунгли Амазонки. Мы учим, как вести себя в случае ядерных или химических катастроф, заражения окружающей среды, землетрясения, наводнений, нападений. И еще — как защищаться от чрезмерного шума, от смога, как вести себя во время пожара, не поддаваясь панике, не теряя разума и самоконтроля.

К примеру, оказавшись в руках грабителей на ночной улице, надо кричать не «Помогите!» — при этом обыватели только плотнее закрывают окна и двери своих квартир, — а «Пожар!». Немедленно возникает масса любопытных...

— Выживание и экология стали чуть ли не синонимами?

— Конечно. Вообще-то я, как бы трудно ни приходилось, никогда не связывал выживание с разрушением. Мудра природа, но нет у нее творения, кроме человека, способного выжить в самых суровых и негостеприимных уголках планеты. Однако возможно это лишь при гармоничном единении, симбиозе с природой, не обрывая ее тончайших нитей. Прекрасные образцы такого единения я наблюдал у индейцев Амазонки, жителей острова Борнео, здесь, у эвенов и эвенков, в Якутии...

— Твоя работа сопряжена с немалым риском и большими физическими нагрузками...

— Со спортом дружу давно. Серьезно занимался планеризмом, имею черный пояс по каратэ, отдал должное автогонкам, яхтам...

Сейчас времени на это, конечно, не хватает. Держу форму джогингом — оздоровительным бегом. (Свидетельствую: Яцек не изменил этому правилу даже в морозной Якутии.)

— Однако, — продолжает Палькевич, — должен предостеречь малоподготовленных, но чрезмерно самонадеянных путешественников. Два часа тренировок в неделю в спортзале явно недостаточны, чтобы подготовиться к Большому Приключению.

К сожалению, многие понимают это слишком поздно. Оттого столь часты несчастные случаи — в пустыне, в горах, в джунглях.

Чтобы, скажем, месяц жить на природе, нельзя полагаться на случай; прекрасные закаты и волшебные пейзажи — только часть реальности. Помимо этого, существуют большие расстояния, влажность, жара, насекомые, жажда, грязь, змеи, болота, холод. К их преодолению нужно тщательно готовиться.

— А как ты готовился к броску на «полюс холода»?

— О, на это ушло два года... У многих западных европейцев Сибирь ассоциируется со сплошными снегами и льдами, редкими островками цивилизации. Сибиряки — по-прежнему загадка для нас, а жители Восточной Сибири, ее высоких широт — тем более. О Якутии до сих пор на Западе ходят всякие слухи, легенды и небылицы. Вот я и решил показать западному читателю и зрителю (будет документальный фильм) сегодняшнюю Якутию.

В рекогносцировочной поездке осенью прошлого года побывал у оленеводов, охотников, летчиков, медиков. Как и ожидал, это вполне современные, очень гостеприимные и доброжелательные люди. У якутов, эвенков и эвенов интереснейшие обычаи, фольклор, национальные мелодии и музыкальные инструменты...

Палькевичу пришлось преодолеть немало бюрократических формальностей. Навстречу ему пошло Агентство печати «Новости». (А почему, спрашивается, не туристские организации?)

Поддержка АПН и местных властей, кипучая деятельность самого Палькевича стали залогом того, что 10 февраля группа из шести человек, провожаемая жителями Якутска, взяла курс на полюс холода Северного полушария — Оймякон. Вместе с Яцеком в трудный, многодневный путь отправились его коллеги, инструкторы и ученики школы выживания — Роберто Лоренцани, Грациано Пиччинини, Никола Черфольо, кинооператор Якутского телевидения Владислав Бочковский и фоторепортер АПН Игорь Михалев.

Два последних участника — опытные путешественники, не раз бывали в самых отдаленных точках Якутии. В качестве проводников группу поочередно сопровождали оленеводы-эвены совхозов «Томонский» и «Ючюгейский» Андрей Стручков, Дмитрий Ефимов, Василий Баищев, Егор Громов и Михаил Заболоцкий.

Путешественникам предстояло преодолеть путь в 1 200 км. Он был разделен на два этапа. Первый — в пятьсот км был пройден по зимниками на автомобиле; затем по проселочным дорогам двигались на конных упряжках (второй, основной — на оленях).

Сюрпризы начались в первый же день пути. Неожиданно на полном ходу у грузовика, в кузове которого ехала экспедиция, отвалилось колесо. Отделались, к счастью, ушибами.

Под поселком Тополиный решили разбить лагерь на два дня, чтобы научиться запрягать доселе невиданных животных — северных оленей, ездить на нартах, ставить эвенскую палатку. Вроде бы дело освоили неплохо, так казалось.

Но тронулись в путь — и началось. Это только первые минуты (автор этих строк испытал на себе!) езда на оленьей упряжке доставляет огромное удовольствие. Уже через час начинает затекать спина, неметь шея, поясница наливается свинцовой тяжестью. Рога оленей следующих нарт, особенно на спусках, готовы вонзиться тебе в спину. Зазеваешься — и синяк обеспечен.

Рассказал Яцеку о своих ощущениях. Он смеется: «О, у нас первые дни спины затекали так — не разогнешься! Потом научились сидеть как заправские каюры. Шишек и синяков у каждого — целая коллекция. А Никола Черфольо при неудачном падении с нарт вывихнул руку. Вправили, но он несколько дней морщился от боли. Об обморожениях и не говорю. О, наши бедные итальянские носы! Спасибо медвежьему салу! Оно нас спасло от больших неприятностей...»

Действительно, для всех итальянцев самым трудным испытанием в пути был холод. Грациано Пиччинини, например, показал облезшую кожу на руке. Он, порвав случайно рукавицу, не обратил на это особого внимания. Вечером руку пронзила жестокая боль... С трудом оттерли ее спиртом и медвежьим салом.

Испытание морозом оказалось суровым. Но итальянцы его выдержали...

«Запас прочности этих людей просто удивителен, — скажет позже в своем интервью кандидат медицинских наук В. Алексеев, проводивший обследование. — В этом проявились результаты работы школы выживания, созданной Палькевичем. У них практически не было времени для адаптации к совершенно непривычным, экстремальным для европейцев-южан условиям. Тем не менее физические кондиции итальянцев оказались великолепными...

Действительно, трудиться на свирепом холоде членам экспедиции приходилось в полном смысле от зари до зари. Представим их обычный рабочий день. Дежурный должен был вставать засветло. (Дежурили, естественно, все по очереди.) В палатке к утру температура была всего на 5—7 градусов выше, чем снаружи. А «на улице» нередко доходило до минус 54 градусов... Растопив железную печурку и подняв в палатке температуру до нуля, дежурный принимался за завтрак для всей компании.

После нехитрой трапезы (в основном строганины и чая), облачившись в меховые одежды, все отправлялись собирать оленей. Те же в поисках подножного корма разбредались порой за ночь на полтора-два километра от палатки... Эта трудоемкая операция отнимала каждое утро не менее трех часов. Попробуйте, проваливаясь по пояс в сыпучем снегу, поймать оленя, который вовсе не стремится добровольно стать в упряжку!..

Измотанные сборами путешественники наскоро обедали и отправлялись в путь по снежной целине, по хребтам и перевалам Оймякона. В день проходили 35—40 километров. Но зато каких! Многочисленные стремительные реки и речушки этих мест «подарили» путникам десятки наледей. На переправах то одни, то другие нарты проваливались в воду.

Вспоминает Яцек: «Никогда не забуду наледей реки Томпо. Иногда нарты полностью оказывались затопленными. Тогда надевали ваши русские валенки, как научили каюры, на мгновение несколько раз окунали их в воду, а затем предоставляли дело морозу — он быстро образовывал на обуви толстую корку льда. Ступаешь в таких пудовых оковах в воду, и валенки не промокают.

Нам было нелегко, — продолжал он, — но Славе Бочковскому и Игорю Михалеву — еще труднее. Они делали то же, что и мы — оленей ловили и запрягали, кашеварили, ставили и разбирали палатки, заготавливали топливо, но сверх того умудрялись почти не выпускать кинокамеры и фотоаппараты из рук, постоянно работали с холодным металлом голыми руками (иначе хорошего кадра не получишь). Даже морозостойкая, специальная пленка то и дело лопалась...»

Я видел этих мужественных ребят в работе, увешанных кино- и фототехникой, как новогодние елки игрушками. Любопытствуя, случайно коснулся камеры и был отброшен ожогом как ударом тока... Было минус 47...

«Готовясь к поездке в Якутию, — рассказывает Яцек, — я прочел все, что мог, о ее климате, природных условиях, богатствах недр.

Но в этих книгах не было главного... Здесь, на далеком Севере, человек лишен эгоизма, собственнических тенденций, тут каждый друг другу, как брат. Мы ощутили дружеское тепло и участие местных жителей всем сердцем, когда делали краткие остановки в якутских и эвенкийских поселках, когда находились в пути и жили бок о бок с каюрами. И этого забыть нельзя, потому что люди Севера и природа Якутии — уникальны.

Одного не могу взять в толк. Почему здесь так слабо развит туризм? Ведь при известном размахе он мог бы давать огромный доход.

Тут можно проложить столько интересных маршрутов. Надо только пошевелить мозгами, привлечь предприимчивых людей, спонсоров. И начинать надо не с грандиозных планов и прожектов, на которые вы так горазды на словах, а с самого простого. Пусть сначала будут небольшие маршруты поближе к населенным пунктам, а затем, как говорят по-русски, «дальше — больше». Здесь, я вижу, вы еще не перестроились...»

Разговор этот состоялся в теплом, уютном номере гостиницы «Лена», что в самом центре Якутска, после завершения экспедиции. А нам, читатель, еще предстоит встретить обветренных, обмороженных, исхудавших, но бесконечно счастливых путешественников за несколько десятков километров до финиша.

Бригада журналистов, в которой был и автор этих строк, не могла усидеть в Оймяконе. Мы жаждали увидеть экспедицию в действии. Вот он — последний привал в заснеженной, искрящейся под солнцем таежной глуши. Люди приводят в порядок амуницию, бодрят притомившихся оленей...

Не мешаем, издали наблюдаем, как санный караван отправляется в путь. И вот упряжки останавливаются около стелы, на которой значится «Полюс холода». Именно здесь была зафиксирована самая низкая температура в Северном полушарии — минус 71,2 градуса. Участники экспедиции обнимаются и под бурные аплодисменты собравшихся дружно выдыхают: «Виктория! Ура, ура, ура!» Виктория значит «победа».

Остается только добавить, что итало-советская экспедиция на «Полюс холода» финишировала на три дня раньше намеченного срока. Это стало возможным не только благодаря отменной физической и психологической подготовке ее участников. «Ледяной» маршрут, как подчеркнул на пресс-конференции Яцек Палькевич, был согрет теплом дружбы...

Провожая Палькевича на родину, не удержался, спросил:

— Теперь-то посидишь дома?

— Да, — ответил он, — четыре месяца на книгу об экспедиции, на документальный телефильм, а осенью — снова в Якутию. Хочу сплавиться по глухой таежной реке...

И тут же попросил познакомить с руководством Московского городского центрального туристского клуба. Буквально загорелся, узнав, что клуб может помочь организовать поездку в Каракумы... Довелось присутствовать при этой встрече. Предварительные переговоры принесли полное удовлетворение обеим сторонам.

Счастливых тебе странствий, Яцек!

Валерий Худаев, наш спец. корр. Оймякон — Якутск — Москва

Журнал «Турист» № 7 июль 1989 г.
Категория: Журнал "Турист" | Добавил: eastboy (31.03.2016)
Просмотров: 114 | Рейтинг: 0.0/0
Поиск
Друзья сайта
  • Отключение горячей воды в Мурманске летом 2017 года

  • Обучение по пожарно-техническому минимуму
  • Полярный институт повышения квалификации
  • Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz