Воскресенье, 17.12.2017
Спутник туриста
Меню сайта
Категории раздела
Мои статьи [16]
Журнал «За рулем» [211]
Журнал "Турист" [782]
Информация и статьи из журнала "Турист"
Статистика
Push 2 Check

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Главная » Статьи » Журнал "Турист"

Опекушинские версты, или судьба памятника, уничтоженного в 1925-м
Евграф Кончин

До сего времени имя замечательного русского скульптора Александра Михайловича Опекушина мы знали по экскурсиям, прежде всего, к памятнику Пушкина в Москве, к этой, по словам Марины Цветаевой, «вечной пушкинской версте», а также к памятникам Лермонтову в Пятигорске и Бэру в Тарту. Скоро экскурсионный показ обретет еще две опекушинские «версты», притом в тысячекилометровом далече друг от друга. Сравните: село Рыбницы в Ярославской области и город Хабаровск на Амуре.

Начнем с Рыбниц. Близ этого села в деревне Свечкино и родился в ноябре 1838 года будущий знаменитый ваятель Отечества нашего. Но вскоре его родители — Михаил Евдокимович и Александра Евстафьевна Опекушины переехали в Рыбницы. Именно здесь и прошло детство Саши, здесь он получил первые навыки будущей профессии, поэтому Рыбницы даже в весьма солидных трудах часто называют местом рождения будущего скульптора. Рыбницы стали не только изначальной вехой в его биографии — здесь, по неисповедимости судьбы человеческой, прошли и последние четыре года его жизни. Здесь Александр Михайлович умер 4 марта 1923 года, похоронен на сельском кладбище.

Рыбницы, как и все близлежащие деревни, славились на всю Россию лепщиками. Они работали в Москве, Петербурге, других городах. Свое искусство передавали из поколения в поколение. Известностью пользовались потомственные мастера, в том числе и Опекушины. Михаил Евдокимович был не только прекрасным лепщиком, но и скульптором. Он лепил из глины фигурки пастухов и пастушек, зверей и птиц, персонажи русских сказок. И сына своего с малолетства приучал к семейному ремеслу. Мальчик оказался смышленым, вскоре сам стал лепить неплохо. И учился хорошо в сельской школе; брал уроки у сына местного священника — студента, приезжавшего на лето домой.

В 1850 году отец отвозит двенадцатилетнего Сашу в Петербург и определяет его в артель лепщиков и штукатуров. Так началась трудовая стезя будущего прославленного ваятеля. Ему посчастливилось встретиться с прекрасным педагогом скульптором Д. И. Иенсеном, который заметил у юноши необыкновенное дарование. Под его руководством Опекушин исполнил несколько слепков с классических образцов. Затем художник М. О. Микешин привлекает его к работе над памятником адмиралу Грейгу в Николаеве и Екатерины 11 перед Александрийским театром в Петербурге. Для этого монумента Александр Михайлович создал девять фигур, две из них — по собственным эскизам. За эти работы он в 1870 году получает звание художника первой степени С них-то и началась его самостоятельная дорога в искусство. Уже в 1872 году за скульптуру «Петр Первый» он удостаивается звания академика.

Но триумфом Опекушина был, конечно, памятник Пушкину в Москве, торжественно открытый в 1880 году День этот стал поистине национальным праздником для России. В 11886 году по проекту скульптора в городе Дерпте (ныне Тарту) устанавливается памятник академику Карлу Бэру, в 1889 году в Пятигорске — М. Ю. Лермонтову. Опекушин создает и еще памятники — Пушкину (на этот раз в Петербурге), Александру II и Александру III.

Возвратимся к младым годам Александра Михайловича. Опекушины были крепостными крестьянами помещицы Ольхиной. Из подневольного состояния они выкупились за два года до «освободительного» манифеста. Александр Михайлович женился на дочери крестьянина Евдокии Ивановне Гуськиной. Имел трех дочерей и сына.

Будучи уже знатным, академиком, он не забывал родных мест. Приезжал в Рыбницы отдохнуть, поохотиться. Являлся не барином, не чванливым богачом, хотя был человеком с высоким социальным положением, с приличным достатком. И деньги употреблял на благо своим землякам. По его желанию и на его капитал в 1914 году в селе открывается при местном училище отделение по скульптурно-лепному делу. Пожалуй, единственное такого рода в России. Здание для училища проектировал его брат — Константин Михайлович Опекушин. Он постоянно жил в Рыбницах, состоял попечителем училища.

Александр Михайлович снабдил училище современным по тем временам оборудованием и учебными пособиями. Прислал гипсовые слепки с классических произведений, которые ученики, по его рекомендации, должны были копировать. Все было постановлено широко, добротно, как в классах Академии художеств.

По предложению рыбницких крестьян училищу присваивается имя академика Александра Михайловича Опекушина.

Мог ли предполагать тогда Александр Михайлович, что созданное им скульптурно-лепное отделение станет в последние годы жизни единственным его утешением и радостью, что именно тогда он будет, как в далеком детстве, вместе с деревенскими мальчишками лепить из глины героев русских сказок, фигурки зверей и птиц.

В 1918 году Опекушину с дочерьми (сын находился в Москве) жилось трудно в голодном и холодном Петрограде. Он стал ходатайствовать перед Народным Комиссариатом Просвещения о содействии в переезде в Рыбницы. Помощь ему была оказана, и в конце 1919 года он оказался в родном селе. Поселился с дочерьми в доме местного священника. Работать не мог, так как был уже стар, немощен, ежедневно приходилось думать о хлебе насущном.

Вероятнее всего, к 1920 году относится письмо Наркомпроса за подписью наркома А. В. Луначарского, направленное в Ярославский губисполком.

В нем говорилось, что «... ввиду крупных заслуг перед искусством престарелого скульптора А. М. Опекушина отдел ИЗО Наркомпроса ходатайствует о предоставлении ему в срочном порядке академического пайка». 15 мая 1922 года Центральная Комиссия по улучшению быта ученых при Совнаркоме Республики сообщила Александру Михайловичу о том, что ему «назначена усиленная пенсия с натурализацией академического пайка...».

Умер Опекушин 4 марта 1923 года. За несколько дней до смерти говорил молодому ярославскому краеведу Александру Ивановичу Скребкову:
— Какое счастье родиться в простой крестьянской избе и в ней же умереть...

Могила великого ваятеля на сельском кладбище около старой церкви очень скромна. Но к ней идет проторенная дорожка. На гранитной плите, установленной при содействии Академии художеств СССР, надпись: «Скульптор академик Александр Михайлович Опекушин. 1838—1923». Из Москвы, Ленинграда, Ярославля, других городов страны приезжают в Рыбницы — к Опекушину. Русские люди, почитатели его таланта давно уже требуют устроить в селе музей Опекушина. И такой Государственный мемориальный Дом-музей скоро здесь откроется. Нет, нет, не в доме священника, где жил Александр Михайлович — он не сохранился, — но в большом двухэтажном деревянном здании, привлекающем внимание каждого сюда приезжающего оригинальной архитектурой, фасадом, украшенным великолепной деревянной резьбой. Дом этот — единственное известное нам место пребывания Опекушина, в нем размещалось училище со скульптурно-лепным отделением, созданным Александром Михайловичем. Он сам — памятник просветительской деятельности Опекушина на благо родного края.

Здание реставрируется, в нем готовится мемориальная экспозиция. Недавно на его стене установлена соответствующая памятная доска. Перед домом покоится на высокой стеле бюст скульптора.

Экспонаты? Их предоставит Ярославский художественный музей, чьим филиалом будет опекушинский мемориал. Среди них — терракотовый бюст Пушкина, а также гипсовая фигурка поэта, тонированная под бронзу, — одна из моделей знаменитого памятника в Москве. Этой работой Александр Михайлович особенно дорожил, берег до самой смерти.

Другие монументальные произведения скульптора будут представлены в рисунках, живописи, в фотографиях. В том числе одно из лучших его творений, которое тем не менее до недавнего времени не упоминалось в книгах и статьях об Опекушине, словно его вообще не существовало. Это — памятник графу Н. Н. Муравьеву-Амурскому, установленный в свое время в городе Хабаровске, судьба которого сложилась трагично.

Но вначале о Николае Николаевиче Муравьеве-Амурском. С 1847 по 1861 год он был генерал-губернатором Восточной Сибири. Тогда-то во всей полноте проявились его дальновидность политика, ум и талант дипломата, целеустремленность, воля, блистательные организаторские способности. Он много сделал для изучения и развития Сибири и Дальнего Востока. Но главное — Россия обязана ему тем, что весь Амур отошел к нашей стране. Притом без единого выстрела. В 1858 году он заключил с Китаем взаимовыгодный Айгунский договор, по которому России были возвращены территории по рекам Амур и Уссури, отторгнутые от нее в 1689 году. Н. Н. Муравьев, Г. И. Невельской, другие его сподвижники заложили или восстановили крепости и военные посты, которые позже превратились в города Хабаровск, Владивосток, Уссурийск, Николаевск, Благовещенск. Николай Николаевич сам выбирал для них места, присваивал наименования, заботился об их благосостоянии.

За исключительные заслуги перед государством Н. Н. Муравьев был пожалован в «графское Российской империи достоинство». К его фамилии было присоединено почетное название «Амурский». Он был произведен в полные генералы.

«Человеком с государственным смыслом», — называл Муравьева А. И. Герцен. И добавлял, что он «без всякого сомнения, умнее, образованнее, честнее всего кабинета совокупно». Того самого царского кабинета министров, да и самого Николая I (напомню о такой самодержавной резолюции: «Вопрос об Амуре, как реке бесполезной, оставить»), которые всячески мешали ему и, в конце концов, вынудили подать в отставку, уехать из Сибири. В Петербурге он не ужился. Уехал в Париж, на родину своей жены, которая делила с ним все тяготы походной жизни. Здесь он умер в ноябре 1881 года. Похоронен на Монмартрском кладбище.

Мысль об установке памятника Н. Н. Муравьеву-Амурскому возникла сразу после его кончины.

Сбор пожертвований на сооружение памятника быстро стал всенародным. Собрали 62 тысячи рублей. Был объявлен конкурс, в котором приглашались принять участие все скульпторы страны. В его жюри вошли известные художники и литераторы. Оно рассмотрело восемнадцать моделей и один рисунок. Отобрали три лучших. Когда вскрыли конверт, в котором значилась фамилия скульптора, получившего, первую премию, им оказался А. М. Опекушин. «Проект академика Опекушина, — писал Д. Г. Анучин, — был весьма хорош. На высоком, отлично украшенном пьедестале, поставлена в горделивой, но вполне естественной позе фигура графа Н. Н. Муравьева-Амурского. Непокрытая голова, с лицом, дышащим энергией и смелым взглядом... Руки скрещены на груди, причем в правой руке была зрительная труба, а в левой — свиток (Айгунского договора. — Е. К.) с картой. Левая нога выдвинута вперед и опиралась на верхушку вбитой сваи в ознаменование того, что графом Муравьевым-Амурским положено твердое основание Амурского края...»

Чтобы изготовить статую в надлежащем размере — около пяти метров высотой, Опекушину пришлось построить новую каменную мастерскую. К концу 1890 года статуя была готова в глине и передана для отливки в бронзо-художественную и чугунолитейную мастерскую В. Гаврилова. 20 ноября 1890 года члены комитета осмотрели готовую скульптуру и нашли, что «работа выполнена как скульптором, так и литейщиком вполне художественно и согласно заключенному с Опекушиным контракту». Затем фигуру разобрали, уложили в четыре больших ящика и отправили в Одессу. Погрузили на пароход «Орел» и доставили во Владивосток. Отсюда на подводах отправили в Хабаровку (так тогда назывался город Хабаровск). А здесь был уже готов пьедестал. Он представлял собой каменную четырехгранную усеченную пирамиду, установленную на высоком основании. На сторонах обелиска прикрепили массивные бронзовые доски с указанными на них именами участников Амурских экспедиций.

30 мая 1891 года памятник Муравьеву-Амурскому в Хабаровске был торжественно открыт. Несколько десятков лет он составлял славу и гордость отечественного искусства, символ выдающегося свершения в русской истории. 26 января 1925 года по решению Дальревкома фигура Муравьева-Амурского была сброшена с пьедестала и разбита на куски. Затем они были отправлены на переплавку.

Но о памятнике не забывали. Хотя упоминание о нем в печати каралось суровым наказанием. Только перестройка, демократизация нашего общества, гласность позволили общественности Дальнего Востока во весь голос потребовать восстановления монумента. В дни празднования 150-летнего юбилея А. М. Опекушина местным властям пришлось пойти на уступки и принять соответствующее решение. Был образован общественный комитет, объявлен всенародный сбор пожертвований. Собрана уже значительная сумма денег.

Работа по восстановлению памятника облегчалась тем, что сохранился его прежний пьедестал, правда, без бронзовых досок. А в Ленинграде, в Русском музее нашлась одна из авторских моделей фигуры Муравьева-Амурского. Вот с него-то при активном содействии Русского музея и будет изготовлена статуя в надлежащую величину. Скоро фигура великого сына нашего Отечества, коему столь многим обязана Россия, займет свое место в Хабаровске, на Амурском утесе.

Журнал Турист № 11 ноябрь 1990 г.
Категория: Журнал "Турист" | Добавил: eastboy (31.03.2016)
Просмотров: 188 | Рейтинг: 0.0/0
Поиск
Друзья сайта
  • График отключения горячей воды и опрессовок в Мурманске летом 2018 года

  • Обучение по пожарно-техническому минимуму
  • Полярный институт повышения квалификации
  • Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz