Доска объявлений

Перекресток

Как уже сообщал журнал, редакция вместе с творческо-производственным объединением «Агафо» Всесоюзного молодежного центра Советского фонда милосердия и здоровья открыла рекламно-информационный центр. Этот своего рода клуб «Перекресток» ставит своей задачей наладить общение близких по интересам людей у нас в стране и за рубежом. РИЦ готов содействовать всем желающим путешествовать с помощью «гостевого туризма», когда проживание в семье, передвижение и программу отдыха обеспечивают друг другу сами читатели. Опубликовать объявление и получить бюллетень с интересующими вас предложениями можно, направив в адрес журнала (107078, Москва, Б. Харитоньевский пер., 14, «Турист», РИЦ) квитанцию об оплате услуг. Оплата производится перечислением денег (5 руб.) на расчетный счет 609136 Кунцевского отд. Жилсоцбанка г. Москвы МФО 201304 «Агафо», РИЦ.

Если у вас есть идеи совместных экспедиций, походов, если вы ищете партнеров в научной и коммерческой деятельности, РИЦ обеспечит рекламу всем заинтересованным организациям, научным и творческим коллективам, предприятиям и кооперативам. С помощью РИЦ вы расширите личные дружеские связи и установите деловые контакты в разных странах мира, где открываются наши филиалы.

Езда хороша… в хорошем седле!

Специально для вас, уважаемые рокеры и все владельцы мотоциклов «Ява-350» моделей 634/8-15, 634/7, 638/5, магазин вышлет отличные чехлы для седла (производство ЧССР). Оплата — на почте при получении посылки, цена чехла — 10 руб.

Кипяток – «Молнией»

Кипятильник — почтой

Магазин № 5 Роспосылторга получил разовую партию электрокипятильников.

Электрокипятильник предназначен для подогрева и кипячения воды в бытовых условиях и представляет собой трубчатый нагревательный элемент, свернутый в спиральное кольцо, мощностью 1000 Вт.
Цена кипятильника — 4 руб.

Оплата высланного товара производится на почте при получении посылки.

Правильно и разборчиво оформленные письма-заказы на чехлы для седла и электрокипятильник направляйте по адресу: 109440, Москва, ул. Таганская, 58. Магазин № 5 Роспосылторга.

Магазин № 5 Роспосылторга

Центральное агентство «Реклама»

Хочу познакомиться

Наше с сестрой увлечение — лошади и скачки. Зимой живем под Эльбрусом в горах и готовы по нашему обычаю приехавшим гостям предоставить лучших лошадей. Можем организовать охоту на кабанов. Да и места — прекрасные для катания на лыжах. Обещаем, что проведете время интереснейшим образом.

Аслан и Индира. 357190, Ставропольский край. Карачаево-Черкесская автономная обл., Карачаевский район. Хузрук, ул. Ю. Гагарина, д. 3. Темирбулатову А.

Предлагаю

Информацию по сложным перевалам ЗА—ЗБ в районе Безенги (Ц. Кавказ) и Матчинского горного узла. 432000, Ульяновск, проспект Ленинского комсомола, д. 42, кв. 32, Кушманцев Е. В.

Консультации, информацию, помощь желающим совершить водные и прочие походы по Костромской области.

Туристский кооператив г. Волгореченска изготовляет также палатки и катамараны по своим чертежам и чертежам заказчика. Примерная стоимость изделий — 150 и 450 руб.

156000, Кострома, ул. Кооперации, 8, тел. 7-32-66. Гортурклуб.

Клуб путешественников Вильнюсского университета готов помочь туристам обзавестись хорошими топографическими картами Туркмении. Желающие получить подробную карту хр. Малый Балхан и прилегающих к нему районов могут обращаться по адресу: 232054, Вильнюс, Саулетекё аллея, 31. Клуб путешественников, председатель Н. Киселюс.

Продаю

Походный приемник «Олимпик-406», каналы СВ и КВI и II, фотоаппарат «Любитель» 6X6, тел. 36-85-33, Наиль (Ульяновск).
Светофильтр мозаичный для цветн. фотографии. 432000, Ульяновск, проспект Ленинского комсомола, д. 42, кв. 32, Кушманцев Е. В.
Палатку типа «Иглу», тел, 325-94-41. Валерий (Москва),
Трехместную байдарку «Салют», тел. 528-51-36 (Москва).

Куплю

Катамаран «Альбатрос» в хорошем состоянии, тел: 194-52-75. Саша (Москва).
ПСН и ЛАС, тел: 254-01-82. Алексей (Москва).
Байдарку «Салют» М4,7 с самодельной оболочкой или только оболочку, тел,: 457-17-19. Женя (Москва).

Журнал «Турист» № 8 август 1990 г.

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской
области

Радуга над Бий-Хемом

Голые горы, кольцом окружившие Кызыл, дышат зноем. Над городом тонкая дымка смога. Сквозь нее виден острый мыс, вдоль которого стремительно несутся две реки. Это два истока Енисея: монгольский — Каа-Хем (Малый Енисей) и наш — Бий-Хем (Большой Енисей). Сливаясь, они образуют Улуг-Хем (Великая река). По берегам его раскинулась столица Тувы. После слияние Улуг-Хема с Хемчиком Великая река носит гордое имя Енисей.

Мы летим к истоку Бий-Хема. Он берет свое начало на юго-западном склоне Восточного Саяна. От Кызыла это несколько сот километров. В вертолете замыкающая группа научно-спортивной экспедиции имени И. Д. Папанина. Первая уже там, на озере Кара-Балык, ставит памятный знак в начале маршрута известного путешественника, географа и писателя Сергея Владимировича Обручева (1891—1965).

Горы, тайга, извивы рек, монеты озер. Вот и Бий-Хем. Его пенистый жгут то скрывается в темных провалах ущелий, то горит расплавленным серебром в долинах. Зловеще чернеют сливы водоскатов, белеет пена валов, мощные завалы кажутся кучками спичек. В дремучей тайге ни тропки, ни полянки. Пришли на память строки Обручева о том, что летом вдоль Бий-Хема не пройти и плыть по нему нельзя…

Озеро Кара-Балык. Летом 1945 года здесь стоял маленький конный караван экспедиции Сергея Владимировича Обручева и его жены Марии Львовны Лурье… С. В. Обручев, сын всемирно известного геолога академика В. А. Обручева, прославился как исследователь Восточной Якутии, Чукотки и Колымы. С его именем связано открытие на северо-востоке страны грандиозного хребта Черского и Тунгусского угольного бассейна. Он внес большой вклад в разведку золота Колымы, олова на Чукотке, нефти в районе Ухты. Неутомимый путешественник давно мечтал попасть в таинственную Туву, стереть с карты еще одно из немногих оставшихся «белых пятен». С трудом проникнув к истокам Бий-Хема, Обручев увидел с края базальтового плато горную страну. К югу от реки возвышались острые пики, на крутом повороте Восточного Саяна тянулись к западу такие же грозные пики, черные и красные. Окруженное стеной гор, лежало овальное озеро Кара-Балык. Из него круто падала река, одна из величайших рек мира и самая полноводная река Советского Союза — Енисей. Здесь он звался Бий-Хемом.

Летом 1945 года Обручев исследовал обширный район, лежащий к югу от Кара-Балыка. На следующий год его путь пролег от Бий-Хема на северо-восток, к озерам и рекам Тоджи. Этим путешествием С. В. Обручев в основном закончил свои полевые исследования, продолжавшиеся без малого полвека…

Белоснежный постамент, сваренный из бурильных труб, увенчан знаком, напоминающим перо журналиста и силуэт палатки путешественника. На сверкающих его крыльях начертаны имена первопроходцев: Обручев, Лурье… Упомянуты и организаторы научно-спортивной экспедиции: производственное геологическое объединение «Центргеология», Тувинская геологоразведочная экспедиция, Географическое общество АН СССР, журнал «Турист», ЦНИИ «Дельфин». Гремит ружейный салют. Звучат речи. Кинооператор экспедиции Игорь Хрулев запечатлевает нас на кинопленку,

Первый наш лагерь разбили близ притока Бий-Хема реки Айнлик. Бий-Хем здесь ревел на каменистой шивере. Берег в зыбких кочках, непроходимый лес. Надо сказать, что шестнадцатый маршрут Папанинской экспедиции ставил главной целью кино- и фотосъемку верховьев Енисея. Посему в составе экспедиции были как фотографы-профессионалы (Валентин Туков, Виктор Власенко), так и опытные любители — Саша Егоров, Юра Родин. И вот на второй день похода съемочная группа вышла к знаменитым порогам Бий-Хема. Впереди шел в своем неизменном сомбреро (память о работе на Кубе) геолог и охотник Володя Фролов. Успешно форсировав Айнлик и несколько быстрых ручьев, ребята через заросли цепкого стланика вышли к водопадам. Туков расчехлил аппарат, стал искать точку съемки и в объективе увидел, как в слив водопада входил катамаран. Оранжевый, с фигурками людей в оранжевых спасжилетах… Люди яростно выгребали, стараясь уйти от камней. Но что можно было сделать с могучей стихией! Катамаран взлетел на гребень буруна и исчез в пучине водослива… Фотографы побежали вслед. Но им пришлось подниматься вверх, чтобы обойти нависшие скалы. За поворотом реки Виктор Власенко и Саша Егоров успели заснять всплытие катамарана. Все гребцы были на месте.

Вернувшись в лагерь, фотографы подтвердили правоту слов Обручева: ходить вдоль Бий-Хема трудно. И плыть по нему не просто, особенно на хрупких байдарках, груженных фотоаппаратурой и скарбом для многодневного сплава. К тому же впереди нас ждала встреча с огромным водопадом, о котором ходили невероятные слухи,

«В половине расстояния до выхода Бий-Хема в расширение Тоджи, — писал Обручев, — на реке страшный водопад. Вода падает в очень узкое ущелье с такой силой, что обдирает кору и ветки с плывущих деревьев. Судя по рассказам, высота водопада не то 25, не то 40 метров…» Штурман похода Дмитрий Меркурьев прикинул по крокам: до водопада дойдем на вторые сутки. Ориентир на подходах — крутой поворот влево, потом вправо начинается (в виду двугорбой горы) прямой участок реки. Он упирается в гранитную гряду — начало водопада. На прямом отрезке Бий-Хема не исключен риск — сильное течение засосет в водопад…

Река подхватила наши суденышки и стремглав понесла навстречу неизвестности. Пролетели сквозь зубастую шиверу, застряли на лобастой мели. Сбиваемые мощным потоком, тащили тяжелые лодки по скользким камням перекатов. До изнеможения отгребались, избегая навала на прибрежные скалы. Вглядывались в цепь синих гор: не появятся ли две вершины. Не прозевать бы!

Говорят, что ужасный конец лучше бесконечного ужаса. На реке стал чувствоваться подпор — признак большого препятствия, перегородившего Бий-Хем. Берега сузились. В протоках появились непроходимые завалы. То и дело капитанам приходилось привставать на корме, чтобы разглядеть: что там, за поворотом?

Байдарка штурмана повернула влево. Он поднял предостерегающе весло. Слева наплывала двугорбая вершина. Затихли разговоры, убраны спиннинги. Заходим за поворот. Течение вроде убыстрилось. А вот и прямой участок. Что-то белеет впереди. Галечный островок. На нем скрещенные жерди. Слева крутой земляной берег, справа, за островом — тайга. Шума падающей воды не слышно, байдарки, одна за другой, причаливают у оголовья острова. Теперь хорошо видна серая плотина из гранитных валунов. Над ней марево брызг. Водопад!

Решили переправляться на левый берег. Вблизи каменной плотины хорошо была видна набитая тропа. Она круто поднималась вверх и уходила в тайгу. Первым вышел штурман. Его лодка быстро пересекла реку и пристала у начала обноса. С «Беломором» в зубах Меркурьев олицетворял спокойствие и надежность. Одна за другой переправляются к тропе байдарки. Рюкзаки, аппаратура, снаряжение тюк за тюком скрываются в лесу. Спуск к подножью водопада. Выбитая множеством ног отмель. Черные ожоги костров. Кучки камней для бани. Банки, бумага. Следы палаток. А вот и наши байдарки. Их лоснящиеся щучьи тела осторожно несут и кладут возле горы вещей. Обнос закончен.

А где же водопад? Два мыса скрывают от нас поток. Поднимаемся к гребню «плотины». Омшелые валуны дрожат. Объясняемся знаками. Бий-Хем падает в две узкие щели. Летит вертикально. Ударяется о выступ. Исчезает в глубокой расселине. И где-то далеко внизу и впереди снежно-белой ревущей струей вспарывает зеркало безмятежного плеса.

Ворвавшись в проран, река тут же перестает быть водным потоком. Уже в падении это одни лишь клокочущие хлопья белоснежной пены. Дробясь о скалы, пена низвергается клубами мельчайших капель, а те, подхваченные вихрями, дрожат неуловимым цветным маревом. И над летящими брызгами, сменяющими друг друга, в невозмутимом покое стоит над водопадом, над Вий-Хемом вечная радуга.

Пока ставили лагерь, наши геологи — Игорь Хрулев, Володя Фролов и гидрогеолог Саша Порцелан, вооружившись мерной веревкой, геологическим компасом и угломером, приступили к обмеру безымянного водопада. Вот результаты: высота падения — 5,5 м, минимальная ширина потока в водопаде — 1 м 30 см. Расход воды 104 куб. м/с. Скорость течения в водопаде — 26,4 км/ч.

Бий-Хем прекрасен на всем своем протяжении. Но часть его от озера Кара-Балык до водопада, который мы нарекли «Стражем Бий-Хема», ошеломляет красотой, совершенством, первозданностью. Природа здесь доказывает, что за миллионы лет неутомимой работы она создала шедевр, какого не достиг человек в искусстве.

Через день мы отплыли. Байдарки салютовали веслами радуге над Стражем Бий-Хема. Нас ждала Тоджа, Мы продолжали путь по маршруту знаменитого соотечественника — Сергея Владимировича Обручева.

Николай ТАРАСОВ, Действительный член Географического общества АН СССР

Журнал «Турист» № 8 август 1990 г.

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской
области

На изумрудном острове

Из десятка средиземноморских островов, на которые меня забрасывал журналистский жребий, Родос — один из красивейших. Может быть, это даже самый красивый остров не только Греции, которой он принадлежит, но и всей Европы.

С красотой связано даже его название. По преданию, он был подарен Зевсом своему сыну Аполлону — самому популярному богу в греческой мифологии, покровителю искусств и мудрости. Когда Аполлон женился на красавице нимфе Роде, он назвал ее именем и подаренный отцом остров.

Есть, правда, и другая версия о происхождении названия этой полоски земли площадью менее полутора тысяч квадратных километров в архипелаге Южные Спорады, что в восточном Средиземноморье. Она связана… со змеями. Дело в том, что в древности на Родосе обитали полчища змей. Финикийское слово «эрод», употреблявшееся для обозначения этих особей из отряда пресмыкающихся, постепенно перешло в другие языки, и остров, облюбованный змеями, стал повсеместно известен под названием Родос. Родосские крестьяне и сегодня еще, как и века назад, носят кожаные сапоги, чтобы защитить ноги от случайных укусов змей.

На «змеином» острове круглый год держится мягкая теплая погода. Зимой температура редко падает ниже плюс 10 градусов. Столь же постоянны здесь и ветры, вследствие чего на Родосе построено множество мельниц. Их тут, может быть, не меньше, чем на испанской Майорке, которую средиземноморцы называют иногда «островом тысячи мельниц».

Полоска «земли Аполлона» поражает также обилием зелени. Когда мы подплывали к нему на нашем теплоходе «Карелия», издали он показался большим сверкающим изумрудом. Растительный ковер Родоса, сотканный из кипариса, сосны, дуба, оливы, плантаций виноградников, маслин и цитрусовых, покрывает почти две трети его территории.

А когда мы уже причалили к пирсу порта и главного города острова, носящего то же название — Родос, нас поразила вода. Поразила чистотой. Даже у самого берега она была настолько прозрачной, что видно было каменистое дно на глубине нескольких метров.

Прекрасный климат, богатая флора и экологическая чистота острова способствуют развитию на нем туризма и курортной сети.

У входа в портовую гавань Родоса стоит невысокая каменная башня. Она обозначает место, где 22 столетия назад находилось одно из семи чудес света — знаменитый Колосс Родосский. Тридцатиметровая статуя, посвященная богу солнца Гелиосу, стояла так, что корабли, направлявшиеся к причалу Родоса, проплывали между ее широко расставленными ногами. Мощные конечности-опоры Родосского великана сравнивались с известными столбообразными скалами в Гибралтарском проливе, и их называли Геркулесовыми столпами Восточного Средиземноморья. Но прожила статуя всего 60 лет. В 224 году до новой эры ее разрушило землетрясение.

Колосс был создан творцами из так называемой «родосской школы скульптуры», сформировавшейся в III—I веках до н. э. В античную эпоху на острове процветали и другие творческие школы, в том числе, например, ораторского искусства (в которой учились такие известные римляне, как Цезарь, Катон, Лукреций) и расписной керамики.

Последняя знаменита и имеет учеников и по сей день. Мы убедились в этом, когда посетили маленькую фабрику керамических изделий, расположенную в десятке километров от порта в глубине острова. На ней наряду со взрослыми работают и одновременно обучаются керамическому ремеслу дети. Их берут сюда с семи лет. А к десяти годам они уже становятся мастерами: им доверяют самостоятельно наносить рисунок и орнамент на обожженную поверхность амфор, тарелок, ваз, кружек, пепельниц и т. п.

Художники изображают на своих изделиях различные события и персонажей мифологической и реальной истории Греции. Одна из любимых тем керамистов — Колосс и Венера Родосские. Произведения местных мастеров продаются в лавке, которая находится тут же при фабрике. Продукция скромного предприятия, затерявшегося в родосской «глубинке», хорошо известна не только на острове, но и за его пределами.

От керамической фабрики экскурсионный автобус доставил нас к крепости рыцарей-госпитальеров святого Иоанна (Джона) Иерусалимского. Она была построена еще крестоносцами, которые во время своих походов использовали остров Родос в качестве перевалочного пункта и базы снабжения. Ручейки зеленой травы, выбивающейся из расщелин седых стен древнего замка, и могучие деревья, касающиеся верхушками его крыши, напомнили столь же древнюю и величественную крепость Святого Георгия (Жоржа) в Лиссабоне. Безводные рвы вокруг родосского ансамбля святого Джона наполовину заполнены песком и камнями, заросли непролазным кустарником. Как и старинная крепость в португальской столице, сооружение крестоносцев на Родосе высится на холме, с которого открывается феерический вид на море, сверкающий извилистый берег и на белые гнезда домиков, спускающихся террасами к неоглядному водному простору.

С холма сбегают вниз узенькие тропинки-змейки. По одной из них спускаемся вниз, в лощину, где обнаруживаем огромное поле стадиона. Оно было сооружено греками за 200 лет до н. э. На стадионе не проводятся никакие соревнования, и он давно уже покрылся прочным травяным покровом. Холм над спортивным полем когда-то был увенчан храмом бога Аполлона. Теперь от аполлоновой цитадели остались лишь три колонны, выстроившиеся в линию примерно в полкилометра длиной. Рядом со стадионом видим остатки небольшого театра с крошечной сценой, а на склоне холма, вокруг стадиона и театральных руин кучками растут внешне невзрачные, но на редкость выносливые деревья — оливы. Их стволы и крона способны выдержать натиск тысячелетий, а корни в поисках драгоценной влаги могут раздвигать даже камни…

Да, в давние времена Родос долго был одним из центров культуры. Но не только греки и рыцари-госпитальеры оставили на нем свои следы. Какое-то время он находился под властью персов, а потом перешел к Риму. В IV—XIII веках н. э. принадлежал Византии, а в XVI был захвачен Османской империей. С 1912 года остров был владением Италии и лишь с 1947 года стал принадлежать Греции.

…Совсем недалеко от порта расположены старые кварталы Родоса. Улицы в них настолько узки, что по ним едва могут пройти рядом два человека. Улицы эти живо напомнили мне припортовые переулки Генуи, прозванные переулками «аморе перпетуум» — «непрекращающейся любви». Итальянцы прилепили им этот красивый ярлык потому, что в них невозможно разойтись двум пешеходам без того, чтобы не прикоснуться или даже не потереться друг о друга (все зависит от весовых категорий встречающихся) теми или иными частями тела.

Улицы в старых кварталах Родоса, хаотично петляющие между домами, похожи на высохшие русла весенних городских ручьев, которые когда-то бурлили, стремительно неслись вперед в поисках загородного простора, но так и не достигли его, ибо их энергия быстро иссякла вместе с водой под лучами солнца, и они превратились в неподвижные каменные лабиринты, по которым теперь снуют редкие карликовые автомобили типа «хонды» или «тойоты» и прогуливаются никуда не спешащие одинокие старики и бездомные собаки. Молодежи в Родосе очень мало — все уезжают с острова на материк, в шумные большие города. Верные Родосу жители одеваются довольно просто, в их одежде преобладают темные и серые тона. Многие женщины ходят в черном.

Миниатюрные дворики по обе стороны родосской улицы-лабиринта, как правило, заставлены цветочными кадками и горшками. В одном из них я увидел большую клетку, в которой копошились куры. Все они были почему-то будто ощипанные, тощие и сосредоточенно ковырялись в грязи, от которой дурно пахло. В нескольких метрах от вонючего курятника стояло апельсиновое дерево, и под ним валялись спелые, никому не нужные апельсины.

Один из проулков, по которым я петлял с двумя или тремя матросами с нашего теплохода, уперся в турецкую мечеть. Во дворе мусульманского храма собралась большая группа людей. Они переговаривались между собой, будто ожидая кого-то. Мы остановились в нерешительности. И тут к нам подошел молодой смуглый человек с усами в черном костюме и белой рубашке и сказал, что у него сегодня самый счастливый день в жизни — он женится. А собравшиеся перед мечетью люди были родственниками и друзьями жениха, они ждали невесту, которая должна была приехать с минуты на минуту. Едва я успел поздравить счастливого родосца, как к нам подошла девочка-подросток и предложила взять что-нибудь с подноса, который был у нее в руках. Молодожены дарили всем «незнакомым, но добрым» людям символические подарки — конфеты, синтетические бусинки, сигареты…

На одной из главных улиц Родоса — довольно уже широкой, но такой же кривоколенной, как узенькие переулки в старых кварталах, растет огромное дерево, похожее на нашу среднеазиатскую чинару. Я не успел даже выяснить, как оно называется. Зеленокудрая шевелюра величественного незнакомца заслоняла пол-улицы, и под ее тенью разместилось открытое кафе с десятком столиков. Мы сели за один из них и заказали кофе с мороженым. День был безветренный, душный, и тенистый уют под родосской «чинарой» казался настоящим раем. За соседним столиком пили кофе и тихо переговаривались два древних, но крепких старика. Вдруг они оторвались от своих безградусных напитков и повернули головы в одну сторону, туда, где начинался изгиб улицы. Из-за угла дома вышла девушка лет 13—14 и направилась мимо столиков вниз по улице. Она шла легкой пружинистой походкой, у нее были черные вьющиеся волосы, молочное лицо, тугие широкие бедра… Во всем облике и движениях красавицы было нечто загадочное и магнетическое — словно у легендарной нимфы Роде. Когда она скрылась за поворотом улицы, один из старичков подмигнул нам и сказал по-английски: «Это Ставрюлия, самая красивая девушка в нашем квартале…»

В голосе старого родосца прозвучали одновременно и гордость, и затаенная грусть, а в потухших глазах, казалось, блеснули, ожили на миг разбуженные воспоминания молодости…

Родос — Москва

Николай Мойкин, журналист международник

Журнал «Турист» № 8 август 1990 г.

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

В поход с Трезором

Многим нашим читателям нравится отдыхать на лоне природы, в лесу, у речки. Некоторые любители такого отдыха имеют собственных собак. Уезжая в отпуск, отправляясь путешествовать, порою хочется захватить с собой и своего четвероногого друга. 

О том, как сделать такой совместный отдых приятным и полезным и притом не нанести урона всему живущему и растущему на воле, наш корреспондент беседует со старшим кинологом Центрального правления Росохотрыболовсоюза Н. Г. Ивановой.

Нина Георгиевна, представим себе такую ситуацию. Вот собралась семья в первый раз в поход, путешествие. Есть у них собака, и они не знают, что с ней делать: вроде бы и оставить не с кем, и поехать хочется. В результате берут ее с собой, и порой приходят в растерянность от некоторых ситуаций. Какие тут можно дать советы начинающим?

— Все зависит от индивидуальности собаки, ее послушания. Если она, как говорят собаководы, «в руках», слушается хозяина, то больших осложнений не будет, особенно, если это собака декоративная. Гораздо хуже, когда собакой в семье не занимаются, и заведена она так, постольку-поскольку. Как правило, такие собаки разболтанны, плохо выполняют команды и при нахождении с ними на природе можно нанести ей большой вред.

Конечно, при выезде в первую очередь должен быть контроль за собакой. Знание характера, возможность предугадать ее поведение и поступки — тоже необходимое условие. Если вы хорошо знаете, на что собака способна, то легко избежите многих недоразумений. Если же не очень уверены в ее поведении, то лучше воздержаться от совместного похода, потому что кроме неприятностей он вам ничего не принесет, а ваш отдых может уйти на розыски, лечение собаки, или вам даже придется срочно свернуть лагерь и вернуться домой.

— Рассматривая могущие возникнуть сложности, давайте начнем с правил провоза собаки в транспорте, ведь это первое с чем столкнутся отправляющиеся в путешествие, поход, просто на загородную прогулку.

— При перевозках всеми видами общественного транспорта нужна ветеринарная справка о том, что данное животное здорово, ему сделаны прививки против бешенства — в обязательном порядке, и по желанию владельца — против чумы. Это — основное условие.

В самолете крупных собак можно перевозить на коротких поводках, в наморднике. Мелких и щенков желательно везти в соответствующей, если так можно выразиться, «таре», то есть в корзинках, кошелках, сумках. Лучше, если они будут не просто на руках. Потому что от них нередко летит шерсть, вашему соседу может не понравиться любопытство собачки, ее игривость и т. п.

— А как подразделяются крупные и мелкие?

— Мелкие — это те, которых можно удержать на руках, весом приблизительно 8 —10 килограммов, то есть комнатные, декоративные породы, а из охотничьих — терьеры, таксы, спаниели.

Гораздо сложнее перевозить собак в поезде. Тут и времени больше уходит, и прочих хлопот много. Крупных разрешается содержать в нерабочем тамбуре первого пассажирского вагона. Обязательны крепкий поводок, надежный ошейник и намордник. Владельцу необходимо иметь с собой еще коврик или тряпку, чтобы собака не лежала просто на полу: некоторые «чистюли» не любят такого обращения. Соответственно и хозяину надо взять билет в этот же вагон.

На собаку берется специальный билет «на живность», стоит он недорого, один рубль. В отличие, кстати, от авиабилета. Там платят полуторный тариф стоимости багажа. В среднем это 45 — 50 копеек за килограмм живого веса. Это относится к собакам крупных пород. Мелких и здесь тоже можно перевозить в сумках, корзинках, коробках. Так же, как и щенков, — в любом вагоне, и специальный билет на них уже брать не надо.

Если владелец едет на собственной машине куда-то за пределы города или области, тоже желательно, чтобы он имел с собой ветеринарное свидетельство — на случай, если в районе, куда он направляется, есть какая-то эпизоотия (то есть заболевание животных, например, бешенство). Это делается для того, чтобы можно было подтвердить, что его собака привита и возможность заражения исключается.

— Давайте поговорим о проблеме питания. Ведь если для хозяев, людей, в поездах имеются рестораны или буфеты, а в самолете завтрак или обед приносят стюардессы, то для собак все это специально не предусмотрено. Чем и как кормить своих питомцев в пути?

— Не только в пути, но и на месте отдыха тоже эта проблема существует. Конечно, очень многое зависит от вкусов собаки. А вообще-то для удобства кормления у нас сейчас разработаны специальные консервы для кошек и собак. Они поступают в продажу в магазины системы Росохотрыболовсоюза, хотя купить их не так-то просто. Пока для нас это новшество, но, конечно, очень удобное, потому что для запасшегося этими консервами кормление не представляет никаких трудностей.

Для крупных собак надо готовить специально, остатками вашего обеда их не насытишь. Более мелких животных прокормить конечно же легче. В этих случаях хозяевам придется просто делиться своим «пайком», несколько увеличив его. Это могут быть каши, супы, прочие пищевые остатки. Не рекомендуются, конечно, копченые колбасы, острая, соленая пища, например, копченая рыба, селедка.

— А если это свежая рыба, пойманная в реке или озере на месте отдыха?

— Свежую рыбу необходимо тщательно проваривать, ни в коем случае не давая сырую во избежание заражения. Кости желательно выбирать, это в основном касается острых колючек ерша и окуня. Не надо также давать головы, в особенности щучьи, это может привести к трагическим последствиям. Тем более на природе, где и человеку-то экстренную помощь оказать порой трудно.

И конечно, все же лучше запастись консервами, причем мясными.

— Как вы рекомендуете содержать собаку в походном лагере — привязывать, устраивать ей специальный уголок или что-то еще можно посоветовать?

— Хороший вопрос, который связан и с тем, как не нанести вреда окружающей живой природе. Все в основном зависит от сезона года, когда вы отправились в поход. Например, весной, в начале лета (апрель, май, июнь), когда идет размножение диких животных и птиц, собаку в походе необходимо держать на привязи.

— Постоянно?

— Ну, если собака, как у нас говорят, «позывиста», легко возвращается к владельцу, безропотна, так сказать, то в принципе ее можно отпускать, но в пределах видимости, чтобы хозяин всегда знал ее местонахождение. Ни в коем случае нельзя пускать собаку «на самотек», чтобы она ушла и самостоятельно моталась по лесу. Это касается в основном охотничьих пород.

Если же ваша собака плохо подходит на зов, надо просто запастись длинным поводком и свободно все же не отпускать.

— В остальное время можно этих строгостей не придерживаться?

— Да, начиная с традиционного открытия охотничьего сезона, где-то с середины июля (в южных областях немножко раньше, в северных — чуть позже) — режим может быть более свободным. Но и вне зависимости от сезона обязательно надо держать вашего четвероногого друга под контролем, следя, чем он занимается. Если собака просто бегает вокруг лагеря и не проявляет желания уйти куда-то дальше, то можно дать ей относительную свободу. Если же часто уходит, надолго отлучается, то надо ее все-таки «прибирать к рукам».

Несколько слов о том, что еще характерно, например, для охотничьих собак. Найдя какой-то след и уйдя по нему, они поднимают лай, призывая охотника. Если это какой-то зверь или птица, охота на которых в данный момент закрыта, собаку необходимо со следа снять и увести.

— Но это касается только охотничьих пород?

— Манера преследования — она, в общем-то, в крови у них всех. Другое дело, что охотничьи выводились в целях преследования, а в остальных породах это желание подавлялось. Поэтому дело зависит от «индивидуальности» каждой собаки. В большинстве своем, конечно, служебные или декоративные не будут далеко уходить от лагеря — за какими-то редкими исключениями, о которых знают и сами владельцы. Охотничьи — наоборот. Они стремятся к поиску, хотят найти дичь — независимо даже от того, используется собака для охоты или нет, это уже заложено от рожденья. Есть много случаев, когда представителей мелких охотничьих пород, например, терьеров, такс — держат просто любители, без цели с ними охотиться. Но на природе в этих животных пробуждается инстинкт поиска, преследования зверя — и владельцам надо всегда об этом помнить. Это касается также и коккер-спаниелей, которых многие держат просто за красоту, заводят их для души, для настроения, для ребятишек, наконец, забывая подчас о том, что порода-то выведена для охоты…

— Ну а если, скажем, произойдет такой случай. Обычная собака, не охотничья, в лесу обнаружила гнездо, лай подняла — что нужно сделать? Забрать ее, отозвать?

— Обязательно отозвать или применить даже силу, оттащить. Потому что если собака нашла, скажем, гнездо глухаря или тетерева, словом, птицы, гнездящейся на земле, она обязательно его разорит. Даже оттащить в таких случаях бывает мало — собака ведь все равно запомнит место, и при первой же возможности вернется туда, чтобы разорить до конца.

Поэтому в ряде случаев может идти речь даже о перемене лагеря (если, скажем, на той территории, где вы отдыхаете, вид дичи, гнездо которого обнаружила собака, находится под особой охраной, например, занесен в Красную книгу). Конечно, желательно всегда помнить о нашей скудеющей фауне и беречь гнезда. Без нужды лучше не трогать их, будь это хоть гнездо пернатого хищника, хоть волчье логово. В природе очень легко нарушить экологический баланс и гораздо труднее его потом восстановить. Поэтому без нужды и без знания ситуации в данном регионе лучше не вмешиваться в его сложившуюся природную структуру.

Еще хотелось бы добавить несколько слов об автомобилистах, имеющих собак. Бывают такие случаи, что, выехав на природу и подбирая место для лагеря, люди запирают свою собаку в машине, чтобы не мешалась под ногами, а заодно сторожила автомобиль.

Если это происходит в жаркий солнечный день, пса может хватить тепловой удар, и вы за какой-то час лишитесь своего любимца. Собаку на это время лучше привязать около машины и расположить ее где-то в тени. Если это открытое место, собака может, например, укрыться под машиной, спрятавшись там от солнечных лучей.

В случае солнечного или теплового удара надо ее обязательно перенести в тень, на ветерок, на берег реки, словом, в такое место, где прохладнее и сквознячок есть. Дать попить, полить водой, в общем, принять все меры к тому, чтобы как-то охладить перегревшийся организм. Обязательно надо оказать такую экстренную помощь, вывести из этого состояния.

— Собаки любопытны. Допустим, она может встретить змею, которая окажется ядовитой…

— Надо всячески остерегаться подобных встреч. Если взрослая собака найдет змею, она, как правило, никогда не полезет хватать ее. Собаке, конечно, интересно, она будет лаять, а щенок может пытаться и заигрывать, лапой, например, потрогать — посмотреть, что из этого получится. Они очень интересно с ними играют, с лягушками, змеями. Конечно, такие контакты надо пресекать — это может привести к плачевным результатам. Как только собака подает голос, надо быть внимательным. Кстати, опытные собаководы уже по звуку могут определить, на кого лает собака — на человека, животное или даже просто на бабочку, когда слышится беззаботный такой, веселый лай. Тут уж многое зависит от владельца, от его опыта, от понимания своего питомца.

— А где и как получить необходимую подготовку, общую хотя бы, и нужно ли это?

— У нас почему-то принято считать, что, например, декоративных собак вообще учить ничему не надо. Напрасно так думают. Любая собака, особенно живущая в городе, должна знать необходимый минимум команд, уметь ходить рядом с хозяином, отзываться на кличку, не бросаться на людей. Это те минимальные знания, которые необходимы, независимо от породы и от того, к чему ее готовят в дальнейшем. Принадлежащие нам животные не должны доставлять хлопот нашим соседям, прохожим на улице, детям, вообще окружающим. И этим основам поведения в обществе необходимо учить каждую собаку с самого начала ее жизни. Сделать это можно, в частности, в клубе собаководов, под руководством опытного специалиста — кинолога.

— Расскажите теперь, пожалуйста, о воспитательных мерах по отношению к собакам в походе, вообще где-то на природе.

— В случае, если собака совершила какой-то проступок и владелец стремится ее наказать, необходимо помнить, что наказанный пес, обидевшись, может уйти из лагеря и элементарно заблудиться — в силу того, что в лесу очень много разных запахов — и животных, и растений. И если в городе наказанные, как правило, стремятся домой, к другому члену семьи — чтобы пожалели, приласкали, то в лагере, обидевшись на побои, собака может его покинуть. И через какое-то время раскаявшийся владелец и члены его семьи будут вынуждены предпринимать розыски.

— Что им тут можно посоветовать?

— Поскольку собака — животное домашнее, то, потерявшись, оставшись в одиночестве, она будет стремиться к населенным пунктам.

Как правило, в таких случаях они выходят на дороги, и по ним бегут до ближайшего жилья. Можно рекомендовать прочесать место, где пропала собака, по дорогам, тропам и проселкам, попытаться обнаружить следы, а по ним уже определить направление ее движения. Если собака куда-то целенаправленно пошла, надо и искать в том направлении.

Когда рядом есть населенный пункт, можно оповестить местных жителей, ребятишек. При этом нужно как можно точнее описать внешность пропавшей, ее приметы: высоту, окрас шерсти, уши стоячие или висят, хвост — словом, что-то яркое, сразу бросающееся в глаза, а не то что там «звездочку» на левой задней лапе.

Во всех случаях пропажи собаки это большой удар для членов семьи, потому что к ней привязываются, как к родному существу. Поэтому, разбивая лагерь, необходимо помнить и о проезжих дорогах, и о мчащихся по ним на большой скорости машинах. И если вы в походе с собакой (как и с малыми детьми), надо стараться устраиваться подальше от оживленных транспортных магистралей — потому что в таких местах вы можете очень быстро потерять своего друга.

Еще есть небольшая тонкость в том, выехали вы с кобелем или с сукой. Кобели, как правило, вообще склонны к бродяжничеству в отличие от сук, которые больше домоседки. Поэтому, выезжая в такой поход, необходимо и с этой точки зрения взвесить ваши возможности «руководить» собакой и силу ее контакта с вами. Особенно это касается весеннего времени, когда начинаются «собачьи свадьбы». Тогда кобеля, например, очень трудно удержать в походном лагере, особенно, если невдалеке есть деревня, село или поселок. Поэтому весной их желательно держать дома и не вывозить в лес. Кстати, бывают случаи, когда кобели крупных служебных пород могут уйти даже за волчицей.

— А «свадьбы»-то у них примерно в одно время?

— Да, ранней весной, еще в феврале где-то. И если это зимний, лыжный, например, поход, ваш пес может уйти за самкой волка.

Самое неприятное в таком контакте — щенки от этого помета, «метисы», которые очень опасны, режут и домашний скот, и диких животных, и при том абсолютно не страшатся людей. Если, например, настоящие волки уходят при появлении человека, не желая с ним встречи, то эти собаки-волки могут притаиться, подождать, когда человек пройдет, могут даже броситься на него. Не брезгуют они и домашними собаками — то есть это совершенно страшные животные, на которых очень трудно охотиться (они, как известно, подлежат отстрелу). А определяют их так — при волчьих повадках у них совершенно нетипичный окрас (черные, пятнистые и другие бывают). Но живут они, конечно, по волчьим законам.

— А среди зимы таких случаев не бывает?

— Среди зимы — нет,

— Но зато холодно. И если взяли в такое время в поход своего четвероногого друга, ему, очевидно, нужно в палатке какой-то теплый уголок устроить?

— В принципе, конечно, необходимо позаботиться о подстилке теплой. Если это собака гладкошерстная, то лучше ее и не брать.

Правда, некоторые владельцы вяжут специальную «собачью одежку» типа попонок, а некоторые гладкошерстные приучаются спать под пледом или одеялом. А вообще, конечно, породы, не имеющие густой длинной шерсти, больше подвержены простудным заболеваниям. Особенно надо помнить о том, что собака, попадая на природу из «тепличных» городских условий, легко может заболеть. Другое дело, если она постоянно содержится в будке, на улице, тогда ей не страшны температурные переходы, и в походных условиях она будет чувствовать себя как дома.

Беседу вел Ю. Варламов

Журнал «Турист» № 8 август 1990 г.

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

Вверх и вниз по Алтаю

Вот уже около десяти лет совместных походов объединяют группу туристов с магнитогорского металлургического комбината. Их «специализация» — сплав по рекам высших категорий сложности, уже пройдены Чуя, Катунь, Башкаус, Харамурин, Казыр, Снежная.

А за маршрут по рекам Утхол – Ия – Барбитай — Икей (восточный Саян) ребята заслужили серебряные медали чемпионата СССР по туризму 1988 года. Один из последних походов группы — по алтайским рекам Кара-Оюк (первопрохождение), Чаган-Аккол (первопрохождение) Чаган-Узун, Чуя и Катунь (до пос. Иня). Мы предлагаем читателям путевые заметки участника похода Алексея Легостаева. Иные туристы, прочтя их, скажут, быть может: ну разве это приключения? Вот с нами бывало… Что ж, попробуйте рассказать. Но чтоб было так же складно, правдиво и с юмором.

«Горные бараны»
— А что, отец, как нам до речки Кара-Оюк добраться?
— ???
— Ну, Кара-Оюк, речка такая там, на той стороне, за хребтом.
— Не знаю такой… (молчание). Кара-Оюк, однако, там! — пастух машет рукой совершенно в противоположную от Южно-Чуйского хребта сторону.
— Речка?
— Нет, перевал Кара-Оюк (снова машет).

Так начиналась первая — пешая часть нашего похода. Сначала были трое суток в поезде, потом почти двадцать часов в «пазике» вверх по Чуйскому тракту, потом сутки ждали погоды в аэропорту Кош-Агач. Долетели. И вот на тебе — в другой стороне!

— Отец, а эта речка как называется?
— Эта? Кугарагай!

Старательно водим по карте пальцами и медленно, но верно приходим в состояние тихой паники. По нашим данным, эта речка называется «Мен-Булак». Думаю, что в этот момент крепко икнулось картографам из Главного управления геодезии и картографии. Пытаемся сохранить спокойствие и с надеждой смотрим в коричневое от ветра и солнца лицо пожилого казаха.

— А это место как называется? Рыбинское?
— Да.

От сердца отлегло.

— А пешком через перевал пройти можно?
— Думаю — можно.

И мы пошли вверх.

…Представьте себе длинную-длинную лестницу — от обеда и до темноты. Ступеньки все разные, большие и маленькие, сухие и мокрые, неподвижные и качающиеся. Представили? Теперь мысленно (а мы наяву) наденьте рюкзак весом примерно 45 килограммов и взбирайтесь вверх по этой лестнице. Учтите, что когда вы прыгаете с камня на камень, то сначала рюкзак остается на месте (а вы уже прыгнули). А когда вы встанете на обе ноги, он прыгает вам на спину. В такие моменты никто не испытывает теплых чувств к «захребетнику».

Отдохнули и опять пошли вверх. День был чудесный, на небе — ни облачка, тепло. Только рюкзаки от этого легче не становились. Когда до верха оставалось метров 300, увидели мы редкую картину: ниже нас и чуть в сторону три небольших почти идеально круглых озера. В одном вода мутно-белая, в другом розоватая, в третьем — до неправдоподобия голубая. Все три озера одно с другим рядышком и смотрятся — чудо как! Посидели мы на камушках, полюбовались на озера, глянули вверх, тяжело вздохнули и тяжело пошли вверх. Эти последние 300 метров подъема заняли 1,5 часа.

Перевал выглядит так: с южной стороны крутой спуск (господи, да как же это мы поднялись-то?), слева гора мрачного вида, справа скальные зубцы. А впереди — широкий, ровный с малюсеньким уклончиком ледник. Ну скажите, зачем мы тащили на себе ледовое снаряжение — крючья, обвязки, веревки, «кошки», альпенштоки и скальный молоток?

— Садись, Леха, отдыхай. Дальше вниз.

— А я думал, тут всегда только вверх.

— Теперь думай в другую сторону.

«На странице Красной книги»

Ошибается тот, кто думает, что спускаться проще, чем подниматься. Вовсе нет! Рюкзак тот же по весу и так же подл по натуре — все норовит в спину толкнуть. И если путь вверх напоминает подъем по очень длинной лестнице, то путь вниз — многократные приседания то на одной ноге, то на другой. Попробуйте и сравните — что легче. Но все же спуск приятнее. Душа отдыхает. Нет надрыва, есть уверенность, что скоро все это кончится.

Горы расступаются, долина становится шире, ледники остаются сзади, еще немножко, и река станет пригодная для сплава, построимся и поплывем. Двигаемся с перерывами. Отдых — дело ответственное и относиться к нему надо с толком, без суеты. Мы так и делаем: сняли рюкзаки и, блаженно закрыв глаза, разлеглись на каких-то малюсеньких лохматых цветочках.

— Гляди-ка, здесь еще природа, а не окружающая среда пополам с экологией.

— Верно… Растут мухортики и не знают, что такое нитраты или, скажем, двуокись азота.

— Ну, положим, мухортики эти про нитраты действительно ничего не знают, а вот знаешь ли ты, что эти мухортики называются эдельвейсы?

— Как? Вот эти серенькие и лохматые?..

Уже не лежим, а, стоя на четвереньках, разглядываем это чудо. Маленькие, мохнатые, отцвели, засыхают. Лето кончилось — конец сентября. Сорвать? Да как можно?! На Кавказе, говорят, вокруг каждого цветка альпинисты из камня оградки делают — чтобы кто ненароком не наступил. А уж сорвать!!! Вообще-то их тут много, целая поляна размером с половину футбольного поля, и растут густо, как у нас на Урале одуванчики в июле. И все же — нет, цветок редкий, из «Красной книги», пусть растет. Вот сфотографировать — это можно.

Эти возвышенные мысли прервал неясный шум. Оглянулись — из-за поворота навстречу нам поднимается отара овец. На коне пастух, смотрит на нас с интересом. И, как говорится, на глазах изумленной публики эта отара не спеша идет по эдельвейсовой полянке, и овцы, меланхолично помахивая хвостами, хряпают (не «едят», а именно «хряпают») эдельвейсы. 

Подбежать к пастуху, крикнуть:

— Ты что, не видишь? Эдельвейсы! Обойди стороной!

Но потом сообразили, что он видит, да вот обойти некуда — горы. А овец пасти где-то надо…

И мы молча уходим. По эдельвейсам.

О друге

Особенность нашего маршрута была в том, что из пяти рек по первым двум — Кара-Оюк и Чаган-Аккол — мы делали первопрохождение. Вполне понятно, что препятствия на этих реках не имели ни названий, ни описания. Все это должны были «сотворить» мы. Ну с описанием дело налажено. Делается тщательная фотографическая съемка, рисуется схема препятствия, составляется словесное описание. А вот название… Тут уже творчество, «полет мысли», «приступ гениальности» нужны.

Названия у порогов бывают разные, например, «Три бандита», «Миллионный», «Черная речка», «Бегемот», «Сторож», «Городовой». Это так себе, средненько. «Базыбай», «Тельдекпень», «Бельтерту-юк» — это, пожалуй, с оттенком загадочности. Ну а «Танец на ножах», «Крепкий орешек», «Слаломный», «Чертова мельница», «Дырокол» — эти говорят сами за себя. Или индустриальная тематика: «Подшипник», «Бульдозер». Бывает, пройдут реку ребята с лихой фантазией, и появляются на карте названия типа «Вася, не зевай», «Поп с гармонью», «Соня с булкой», «Три цуцы», «Желтый бегемот».

Обычно в названии стараются отразить какую-то характерную черту, присущую именно этому порогу. Вот как было у нас: недалеко от поляны с эдельвейсами на реке Кара-Оюк был каньон. Мы его так и назвали «Эдельвейсы». На берегу у одного из порогов стояли две маленькие лавочки — пастушья стоянка. Порог отныне так и называется:
«Лавочки».

Мудрые люди предупреждали: сначала надо пройти препятствие, а потом уже давать ему название, но не наоборот. Так ведь нет же!

— Давай назовем порог «Хирург».

— Это почему же?

— Камни там острые, вроде скальпеля.

— Ну-ну…

Вот и было потом «ну-ну». Одному катамарану такой «скальпель» разрезал полгондолы. А случилось это в середине порога. И пришлось нам экстренно причаливать аварийное судно в очень неудобном месте. Швы на гондолу ребята накладывали потом около двух часов. Кто в этом случае хирург — порог (разрезал) или ребята наши (зашивали), — судите сами. А название решили оставить, в назидание.

А было еще так: тихая ночь, звезды с блюдце каждая. Восходит луна, ее еще не видно, но вершины окрестных гор уже светлые. Ужин заканчивается. Пьем чай и чинно беседуем. Тема для беседы есть. Мы встали на ночлег перед красавцем порогом. Три ступени, повороты, прижимы, пена, валы. Словом, красота, дух захватывает. Не торопясь, готовимся к первопрохождению. До утра времени много, а название можно дать и завтра. И вдруг:

— Ребята, а ведь должок за нами…

— Какой должок?

— Перед Ленькой…

Тишина воцарилась… по-моему, было даже слышно, как дым от костра поднимается.

Был у нас товарищ Леня Гутов. В походы ходили вместе, спали в одной палатке, ели из одного котелка, вместе о детях скучали, и если мокли под дождем или переворачивались в пороге, то тоже — вместе. Дружили семьями, праздники встречали, отмечали дни рождения. А однажды вечером его не стало… Дорожно-транспортное происшествие… В трамвае ехал на совещание по технике безопасности. Жена осталась и дети — Антон и Аленка.

После похорон, когда еще желваки на скулах играли и говорить не хотелось, решили: встретим порог красивый и безымянный — назовем в память о Лёне.

Сидим… Молчим… Думаем… Вспоминаем…

Долги надо отдавать. Похоже, случай подходящий. Дебатов не было. А наутро мы делали первопрохождение порога «Имени Леонида Гутова».

Это один из самых красивых порогов на реке Чаган-Аккол в Алтайском крае.

Погода нормальная
— Ну как поход?
— Нормально.
— А речка?
— Отличная речка!
— Уважения к себе требует?
— Требует.
— А погода?

Казалось бы, какое значение для туристов имеет погода? Заверяю — первостепенное.

Это в городе можно любоваться, как дождь «чертит на стекле косую линейку», как бегут пузыри по лужам, а слушая шум дождя, можно даже взгрустнуть и подумать о чем-нибудь возвышенном… В походе — дело другое. Там ваш дом — палатка, и лежит она в рюкзаке. И прежде чем в нее забраться, ее надо установить, подстелить кусок полиэтилена, натянуть над ней тент. Теперь надо достать спальный мешок из рюкзака и быстро вбросить его в палатку. На себя надо надеть что-нибудь непромокаемое (или уже промокшее) и идти заниматься хозяйственными делами: натаскать дров, развести костер или помочь дежурным с ужином (есть хочется).

А если в течение дня одна гондола вашего катамарана «травила», то есть сдувалась потихоньку, то надо ее сдуть окончательно, вынуть из чехла, снова надуть, залезть по колено в воду и долго искать злополучную дырочку. Потом (если нашел) заклеить ее, вставить гондолу в чехол и снова надуть.

К концу такого ремонта мысли о «косой линейке дождя» в голову не приходят. Все, что можно сказать о дожде, уже сказано, и хочется банальных вещей: поесть чего-нибудь горяченького и одеться во что-нибудь сухое.

Неприятен дождь днем, когда идешь или плывешь на катамаране (представьте: холодная струйка по спине меж лопаток и вниз). Трижды неприятен вечером, когда надо приготовить ужин, поесть и обсохнуть перед сном. В десять раз хуже дождь поутру, когда надо вылезать из спального мешка, пусть влажного, зато теплого и такого уютного, но уж вовсе никуда не годится ситуация, когда первым вылезать надо именно тебе, потому что ты и твой напарник — дежурные…

После завтрака надо быстро-быстро надеть теплые вещи (побольше), гидрокостюм, резиновую куртку, остальные вещи и спальник уложить в непромокаемый мешок, а затем в рюкзак. Остается несколько минут, чтобы утешить себя мыслью: «Ну ничего, к вечеру дождь прекратится, ветер разгонит тучи, разведем костер и вот уж тогда обсохнем».

Пишу и улыбаюсь, — таких мыслей было гораздо больше, чем возможностей обсохнуть.

Затяжную непогоду можно переносить по-разному. Царит в группе уныние — и кажется, что дождь льет сильнее и ветер холоднее.

А любой, даже самый маленький заряд оптимизма способен пробить брешь в тучах обложного дождя.

Ну например: уже два дня, как погода из плохой превратилась в очень плохую, и трудно сказать, что сейчас идет — дождь со снегом или снег с дождем. Утром ритуал вылезания из спальника и одевания влажной обуви мы стараемся оттянуть как можно дольше. Лежим и ждем, кто же встанет первым? Ему, вставшему, можно будет задать вопрос: «Ну, как там в небесной канцелярии?»

И вот он выходит из палатки, останавливается, вздыхает. Мы готовы поклясться, что сейчас он, прищурившись, глядит на небо и старается (тщетно!) отыскать в нем кусочек синевы размером хотя бы с носовой платок. Мы затаились. Ждем. Ну…

— Погода нормальная…

На мгновение в палатке воцарилось изумленное молчание.

— …Не жарко!

Взрыв хохота был ответом. Мы смеялись долго, с упоением, повторяя это «не жарко» на все лады. Мы восхищались наблюдательностью нашего товарища и тем, как он тонко подметил особенности погоды. А днем, подставляя ладони под падающее с неба месиво, задумчиво спрашивали друг друга: «Интересно, жарко сейчас или нет?»

А. Легостаев г. Магнитогорск

Журнал «Турист» № 8 август 1990 г.

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

Сплошная экзотика

Договариваясь в Варшаве с президентом клуба «По грани» Тадеушем Калушски о совместных экспедициях в Татрах и на Кавказе, мы решили, что маршруты и их обеспечение будут строиться по правилам, общепринятым в стране «хозяев» похода. Мы знакомимся с их стилем хождения в горы, они — с нашим. Для поляков на первом месте по впечатлениям были, несомненно, наши горы, а для нас, как оказалось, самым впечатляющим элементом программы стало знакомство с системой горного туризма, издавна существующей в Польских Татрах.

Нашим туристам такое даже и не снилось: в поход идешь без рюкзаков по выложенным камнями до самой вершины тропам, так что обзорную карту района достаешь, только чтобы полюбоваться на нее. А вечером спускаешься в горный приют (так и хочется взять последние два слова в кавычки) — здание, построенное в готическом стиле, с двухместными номерами, отделанными резьбой по дереву, с горячей водой, паласами, телефоном и прочими атрибутами цивилизации. В Польских Татрах — ни одной бумажки (о банках не говорю), в туалетах — мыло и туалетная бумага, в номерах — все блестит, как будто ты здесь первый постоялец. Даже скучно — так и не узнаешь, кто здесь жил, откуда, какие пожелания тебе оставил, — ни на столах, ни на кроватях, ни боже упаси, на стенах.

Татры — национальный парк (поэтому здесь нельзя ставить палатки, а можно жить только в приютах), а по хребту проходит государственная граница, до которой от самого дальнего приюта 4 километра. На некоторых маршрутах приходится несколько раз переходить из Польши в Чехословакию и обратно. И никаких погранпропусков, и нигде колючей проволоки — только столбики стоят с буквами, чтобы туристам и в облаке можно было сориентироваться, куда спускаться.

Для советского туриста — сплошная экзотика. Поднимаемся на вершину Рисы — высшую точку Польских Татр (2499 м) то в облаке по мокрым скалам, то местами пользуясь цепями, навешанными заботливыми монахами в начале века. И когда преисполненные гордости выходим к вершине, обнаруживаем, что она вся облеплена чехословацкими школьниками 10—12 лет. Оказывается, со стороны Словакии сюда чуть ли не дорога. Немножко посидели — поднялись немцы, американцы. Так и сидим все вместе прямо на границе. И никто не интересуется, что это ты снимаешь, и пленку не засвечивают — некому.

Нет, мы так отдыхать не привыкли. Нет чувства глубокого удовлетворения — слишком все просто. Надо, чтоб весь год готовился (шил, доставал, выкапывал «из-под земли» — и все через «не могу»), выбивал разрешения, собирал визы, ставил печати, и чтоб до последнего дня «под вопросом» — вот тогда залезешь на вершину и вздохнешь свободно: 

«Все-таки удалось!» А так погулять можно и в Измайловском парке.

И, тем не менее, нашим друзьям — коллегам из клуба «По грани» огромное спасибо. Я бы вообще поставил два памятника: их радушию и их терпению — вот только не знаю где.

М. Шабалин, мастер спорта

Журнал «Турист» № 8 август 1990 г.

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

Божий дар и лоскутное одеяло

Под этим названием журнал «Турист» № 12 за 1989 г. опубликовал статью Т. Дмитриевской. В ней высказывался ряд критических замечаний в адрес республиканских правительственных органов о неудовлетворительном развитии г. Теберды, ставшего курортом практически союзного значения.

Редакция журнала обратилась в Совет Министров РСФСР с просьбой ответить по существу поднятых в корреспонденции вопросов.

Недавно мы получили письмо за подписью заместителя председателя Госплана РСФСР М. Юсупова.

По поручению Совмина РСФСР, говорится в нем, Госплан совместно со Ставропольским крайисполкомом, Госстроем и Минздравом республики рассмотрел статью и высказался в поддержку предложения автора о необходимости улучшения и совершенствования застройки и благоустройства г. Теберды, ставшего с 1971 г. курортом республиканского значения.

Работы по застройке и развитию г. Теберды проходят в соответствии с генпланом города, который разработан институтом «Гипрогор» Госстроя РСФСР. В нем учтена деятельность учреждений по лечению больных туберкулезом.

«В целях устранения диспропорций в развитии курорта, — говорится далее в письме, — в последнее время построен целый ряд объектов социально-культурного назначения. Сданы в эксплуатацию очистные сооружения. Ведется проектирование 20 тыс. кв. метров жилья, школы, двух детских садов, больнично-поликлинического комплекса, ЛЭП-110 кВт, подводящего газопровода, общегородского водопровода. Образована городская мехколонна Минюгстроя РСФСР с первоначальным объемом строительно-монтажных работ 3,7 млн. рублей в год.

На укрепление материально-технической базы санатория «Теберда», единственного высокогорного курорта на территории РСФСР для больных туберкулезом, Минздравом РСФСР в 1984—1990 гг. было направлено 6,8 млн. рублей капитальный вложений. Введены в эксплуатацию два жилых дома на 6,9 тыс. кв. метров, питьевой бювет на 500 посещений, переданы в порядке долевого участия капитальные вложения на строительство дошкольных учреждений и водозаборных сооружений. В стадии строительства находится климатопавильон на 250 коек, проектируется столовая на 300 посадочных мест и спальный корпус на 500 коек».

Безусловно, эти сообщения радуют. В то же время в ответе редакции подчеркивается, что Тебердинский горисполком с тремя штатными сотрудниками не может обеспечить надлежащего уровня обслуживания отдыхающих, туристов и населения, координации и контроля за ходом выполнения строительных программ, нормальной работой городского хозяйства.

Именно поэтому Ставропольский крайисполком считает целесообразным преобразовать Теберду в город областного значения с подчинением ему курортного поселка Домбай.

В ответе Госплана РСФСР подчеркивается, что, принимая во внимание перспективу значительного экономического развития г. Теберды, освоение новых участков туризма и высокогорного лыжного спорта, реализацию многочисленных предложений инофирм по созданию совместных предприятий туристского сервиса, уникальность природно-климатических условий, правительственные органы республики согласны с мнением крайиспокома об отнесении Теберды к категории областного подчинения.

Ставропольскому крайисполкому и Карачаево-Черкесскому облисполкому рекомендовано с этим предложением обратиться к Верховному Совету РСФСР.

Журнал «Турист» № 8 август 1990 г.

Интимная жизнь в прошлом и настоящем

Мужчина и женщина на перепутье любви, эротики и секса

В гостях у журнала Сергей Исаевич Голод — известный ленинградский социолог, доктор философских наук, ведущий научный сотрудник Ленинградского филиала Института социологии АН СССР, автор ряда монографий и публикаций по проблемам семьи, половой морали и проституции. Беседу ведет наш корреспондент Галина Счастная.

— Отношения между мужчиной и женщиной, как диалог полов, палитра полового влечения, по-видимому, всегда были окрашены разными тонами, от высокой неземной любви до голой чувственности. Сергей Исаевич, говоря о любви — духовных, эротических и сексуальных связях мужчины и женщины, как можно определить каждую из них?

Любовь — высшее проявление человеческого духа, мы определяем это понятие как совокупность трех видов влечений: ума, сердца и тела. Первое, связанное с умом, то, что исстари, со времен Платона, называют «агапе» — духовная близость мужчины и женщины. Второе пронизано эротикой, есть единство сердечности, эмоциональности. И третье влечение — телесное. Понятия эротизм и сексуальность не совпадают. Эротизм — элемент созвучия сердечного, эмоциональная сторона отношений между мужчиной и женщиной. Сексуальность сфера непосредственно только физических отношений.

— Пожалуй, самое трагическое, великое и непостижимое в любви — это ее двойственность. По учению Платона, облеченному в метафизическую форму, пол есть результат разрыва в первоначальной человеческой природе, распадения индивидуальности на две половины, любовь есть томительное желание воссоединиться в цельную индивидуальность. В чем же Платон видел различие между плотью и духом в любви?

— Действительно, любовь по своей природе дуалистична. На практике трудно воспринять, как можно в одном понятии «любовь» концентрировать две, казалось бы, противоречивые величины тела и духа. Уже в Древней Греции у язычников любовная культура воспринимается двойственно. Платон в своем учении о полах и любви «Пир» настаивает на различии между Афродитой небесной и Афродитой простонародной. Хотя древняя Афродита из крови Урана вряд ли несла в себе одухотворенность, она переосмыслена Платоном как небесная, так как произошла от неба — Урана. Афродита Пандемос для Платона пошлая, доступная и понятная всем, не столь древняя и не связанная с небом, а дочь Зевса и малозначительной Дианы. Вот отсюда, из этой двойственности, большая любовь для древнего грека-юноши, в прекрасном теле которого рождаются идеи. И воин, который идет на битву, как говорит Платон, во имя идеи, готов на все. Это светлая любовь, желание любить воздушно, духовно. С другой стороны, богиня Пандемос поощряет любовь только пошлую, т. е. физические отношения одного пола к другому, в результате которых никаких идей не рождается, а появляются дети.

— Мифология и религия индуизма были полны откровенной сексуальностью, а в обществе царила строгая мораль, и эротизм в общении людей осуждался. К. Маркс называл индуизм «одновременно… религией монаха и религией баядерки»1. А как уживалось с сексуальностью христианство?

— Христианство и особенно католицизм всегда противопоставляли духовное и материально телесное начало. С одной стороны, христианство считает человека греховным с самого рождения, т. к. он зачат в грехе. Отсюда так называемый иудео-христианский нравственный кодекс. Все добрачные и внебрачные связи считаются аморальными. Более того, даже связи в браке мужа и жены аморальны, если они не преследуют цель деторождения. Только ребенок облагораживает сексуальность. Есть знаменитое послание апостола Павла коринфянам. Апостол Павел говорит о целомудрии, что лучше жить так, как он, девственником, но поскольку люди все равно не могут жить, как он, то, дабы не было блуда, каждый имеет свою жену и каждая — своего мужа.

— Но самой «аскетической и самой чувственной эпохой» Бердяев называл средние века, с В рыцарском культе Прекрасной Дамы… — писал он, — как бы является уже в мире Афродита Небесная»2. Сергей Исаевич, что же такое романтическая, рыцарская любовь, которую так ждут женщины?

— Романтическая культура — романская — это открытая, манифестированная, она переживается всегда на людях. Романтическая любовная культура — внебрачная культура. Рыцарь в Европе никогда не любит свою жену, всегда только чужую. Это связано с особым сословным видом брака. Он заключался во имя продолжения рода, во имя обогащения в 11 —12 лет. Вспомним «Безобразную герцогиню» Фейхтвангера — там брак героини состоялся в 13 лет, а ее супругу было 11. О какой любви тут может идти речь? А потом молодые люди взрослеют, мужают, эмоции прорываются наружу, и рыцарь с гитарой и шпагой поет романсы чужой жене. Он этого не боится. Современный же мужчина, который любит чужую жену, скрывает это. А рыцарь поет даме своего сердца, несмотря на то, что у нее есть муж и он тоже рыцарь — только для другой.

— А какова славянская любовная культура?

Я бы назвал ее интимной. Но интимная, не значит сексуальная. В толковании Даля интимный — близкий, задушевный, искренний, тайный. Так вот, это культура сопереживательная. Когда любят двое, они не показывают третьему своих сопереживаний. Любят глубоко, страстно, но это двое любят. И Бальмонт воспевает интимную любовь, когда говорит:

Хочу быть дерзким, хочу быть смелым,
Из сонных гроздей венки свивать.
Хочу упиться роскошным телом.
Хочу одежды с тебя сорвать!
Хочу я зноя атласной груди.
Мы два желанья в одно сольем.
Уйдите, боги! Уйдите, люди!
Мне сладко с нею побыть вдвоем!
Вдвоем, без богов и людей…
(Продолжение следует)

1 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 9, с. 130.

2 Бердяев Н. А. Эрос и личность (Философия пола и любви). М.. 1989, с. 32.

Журнал «Турист» № 8 август 1990 г.

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

Среднегорье Дагестана

Федерация туризма Дагестана совместно с МКК Дагестанского областного совета по туризму осенью 1989 г. разработала пешеходный маршрут II категории сложности по среднегорью Южного Дагестана. Дагестанское среднегорье богато памятниками природы. Здесь сосредоточены крупные лесные массивы. Путешествие осенью предпочтительней. И погода более устойчива, и можно запастись дарами лесов и садов. Протяженность маршрута — 165 км. Исходная точка — районный центр Касумкент.

В село Касумкент можно попасть автобусом из Махачкалы или Дербента. Неподалеку в селе Ашага-Стал — музей народного поэта Дагестана Сулеймана Стальского.

Автобусами, идущими вверх по долине Чирагчая, или на попутной машине надо доехать до аула Сардаркент (8 км), от которого начинается пешеходная часть маршрута. По грунтовой дороге, бегущей мелколесьем, поднимаемся на невысокий Кошкентский перевал (около 800 м) в хребте Кугдаг. Впереди видна долина реки Яргильвац, правобережьем которой движемся к аулу Куг. В нем можно остановиться на день-полтора.

После Куга путь лежит к Фурдагскому перевалу. При подъеме на невысокий Кугский перевал (1150 м) на западе открывается вид на хребет Тюркидаг. Тропа, минуя серпантины дороги, выводит к подножью Тюркидага близ аула Чувек. Правым берегом реки Тюркидагунчай поднимаемся вплоть до моста через реку, которая отсюда круто поворачивает на запад. Некрутой подъем по перелескам, живописным как весной, так и осенью, приведет вскоре к широкой седловине Фурдагского перевала (1300 м) в Рубасском хребте. Последний ограничивает с юга бассейн одноименной реки, одной из крупнейших в Дагестане.

Спускаемся к небольшому аулу Фурдаг, а через 1,5 км тропа выводит к аулу Урга, расположенному в среднем течении Рубаса.

Здесь уже зона летних пастбищ. С Урги начинается подъем на главное препятствие на маршруте — хребет Джуфудаг.

Тропа вьется по травянистым склонам в 300—400 метрах от ложа р. Рубас. Достигнув мельницы на реке Курсатильчай, впадающей в Рубас справа, поднимаемся вверх по этому притоку до аула Курсатиль. От верхних домов Курсатиля зигзагами поднимаемся на крутой склон отрога. После резкого набора высоты оказываемся на округлом гребне восточного отрога горы Кошундаг, высящейся в хребте Джуфудаг.

Трехкилометровый траверс гребня, на котором сохранились остатки тропы, приводит к подножию Кошундага. На этом участке маршрута нет воды. При восхождении на Кошундаг (2820 м) видно Каспийское море, а на севере, возвышаясь над хребтом, резко доминирует Джуфудаг (3015 м). Туда и ведет наш маршрут.

Небольшой спуск и затем подъем по широкому травянистому гребню выводят на округлую вершину Кошункель (2827 м), у северного подножия которой покоится небольшое высокогорное озеро.

С хребта Джуфудаг, справа по ходу можно увидеть верховья Рубаса.

После 4-километрового пути по хребту выходим на гору Рубасдаг (2843 м), стоящую близ истоков реки Рубас. Спуск по травянисто-осыпным, а порой с выходами скал склонам выводит к перевалу Рубасский (2758 м). С перевала стометровый подъем по вертикали выводит к отметке «2860», в которой стыкуются два хребта — Джуфудаг и Ханагский. Последний виден весь до слияния Ханагчая с Рубасом.

Впереди еще одна седловина — перевал Джуфу Южный (2895, 1 А) — наивысший перевал на хребте. От него рукой подать до горы Джуфудаг. Вначале круто вверх к скальным обрывам предвершины, а затем по твердой осыпи юго-восточного гребня горы, примерно за час, взойдем на каменистую макушку горы, на высоту 3015 метров.

Спуск с вершины довольно сложен. Это крутой, от 40° до 50° юго-западный контрфорс горы, по которому осторожно сходим в глубокий сухой лог и по его дну спускаемся к чистому ручейку, сбегающему с горы Кошанапу (2961 м). Здесь, в самом верховье р. Кошанапу, тепло и совсем нет ветра. В километре ниже виден аул Буршаг, из которого на северные склоны хребта Уллудаг проложена грунтовая дорога. К пересечению дороги с рекой Кошанапу вывел и наш маршрут.

По зигзагам дороги выходим на травянистый перевал Ницраг Гурил (2382 м), ранее именовавшийся Буршагским. Перевал находится в хребте Уллудаг, к которому под прямым углом подходит только что пройденный хребет Джуфудаг. Вправо уходит тропа, которой и надо следовать. Вскоре выходим на седловину «2334» в гребне северного отрога Уллу-дага, с которого круто спускаемся к реке Шарихерк. Правобережьем ущелья Шари через 4 км пути достигаем аула Шари, первого населенного пункта после Курсатиля.

В Шари следует перейти на левый берег реки и спуститься к местечку, где Шарихерк уходит вправо, зарываясь в глубокое
труднопроходимое ущелье. Отсюда стартуем к видимой снизу седловине Шарин-ского перевала (1725 м). Подъем простой, по травянистому склону. Спускаемся и выходим к мосту через бурный Уллучай.

Прежде чем отправиться вниз по Уллучаю, можно посетить аул Ипари, находящийся в 1,5 км от реки. В аул ведет крутая тропа. По мере подъема открывается вид на грозные стены крепости XII века, защищающей аул с юга.

Последний этап похода — выход с гор по ущелью Уллучая. По хорошей тропе, правобережьем Уллучая, поднимаемся на скальный мыс, с которого красиво смотрятся Ицарийская башня и грозные стены аула. Спускаемся к чистым струям Шерихерка, образующим в этом месте трехметровый водопад, и по мостику пересекаем реку.

По правому берегу ущелья Шари виден квадратный врез перевала Бачиласана (1400 м). Преодолев без труда перевал, попадаем в лес. После километрового лесного участка спускаемся к пойме Уллучая, но не надолго. Вновь подъем на перевальчик и очередной спуск к Уллучаю, к повисшему на 12-метровой высоте над рекой мосту. Левый берег располосован искусственными террасами. Забытая тропа ведет вверх к развалинам аула Чакри. Уллучай же скрывается в каньоне.

Достигнув развалин, проходим мимо и вновь поднимаемся на очередное препятствие — перевал Чакринский (1550 м), скальная седловина которого врезана в южный отрог Вархатау. До гремящего глубоко внизу Уллучая свыше 350 метров по вертикали. Без подъемов и спусков достигаем еще одного скального отрога Вархатау и круто спускаемся к чистому ручью. Здесь, в осиновой роще, можно передохнуть. Обогнув понизу развалины еще одного аула — Санакри, поднимаемся к последнему на маршруте Санакринскому перевалу. Затяжной спуск выводит к каньону на Уллучае, через который переброшен мостик.

Осмотрев каньон, входим в лес. В тени деревьев, чуть выше тропы, встречаемся с красиво оформленным родником. Выйдя из леса, проходим по широкой скальной полке и, резко повернув, попадаем в покинутый людьми аул Тама.

Перейдя речку Хочейхерк и следом ореховую рощу, выходим к ровной поляне, на краю которой виднеются два дома. Около них появляется дорога, ведущая к аулу Адага, невидимого снизу. Спускаемся к ручью, у которого стоит добротное сооружение из камня. Это родник, заботливо оберегаемый горцами. Сразу же за ручьем переходим в последний раз через Уллучай. Выбравшись вверх на обширную левобережную террасу, попадаем в лес, который тянется на четыре километра по террасам Уллучая. За 1 км до села Шиляги — конечного пункта путешествия лес отступает…

К. АХМЕДХАНОВ, член МКК РРСТЭ

ЛИТЕРАТУРА: Ахмедханов К. Путешествие по Дагестану. М., «ФиС», 1977; Анохин Г. Восточный Кавказ. М. «ФиС», 1979.

Адрес для консультаций: 367020, Махачкала, ул. Маркова, 40, городской туристский клуб.

Журнал «Турист» № 8 август 1990 г.

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

Касли — уральская Венеция

Челябинские туристы знакомят любителей странствий с районом, о котором до сих пор говорили и писали очень мало и редко — о системе каслинских озер. Ее в обиходе называют уральской Венецией. Это Южный Урал, север Челябинской области. Первозданна природа этих мест, озера богаты рыбой, леса — дичью, ягодами. А город Касли, который, конечно же, посетят туристы, славен на всю страну своими искусными мастерами чугунного литья. Протяженность предлагаемого маршрута — 130—150 км, продолжительность — около 7 дней. Маршрут вполне по силам родителям с детьми, оценивается I категорией сложности, сезонность — июнь — сентябрь, средство передвижения — байдарки.

В городе Касли, где рекомендуется начать маршрут, можно увидеть немало интересного. Знатоки и ценители культового зодчества наверняка оценят Вознесенский собор, воздвигнутый в середине XIX века, С коллекцией художественного литья можно ознакомиться в краеведческом музее, в кабинете образцов Каслинского машзавода, музее городского профтехучилища, а также на местном кладбище, где покоятся знаменитые местные мастера. Рядом с автостанцией — почта, телеграф, междугородный телефон, универмаг, гостиница, экскурсионное бюро. Если туристы остановятся в гостинице, то водную часть маршрута можно начать с городского пляжа.

Другой вариант — разбить лагерь на основном острове озера Касли. Для этого нужно выйти из автобуса у въезда в город, сразу после автомобильного моста между озерами Касли и Киреты, пройти вперед влево по берегу в сторону острова и перебраться на него через небольшую протоку.

Мы начали путешествие на озере Касли, пройдя вправо вдоль береговой зоны города Касли в юго-восточном направлении. Примерно через час достигли камышовых зарослей, за которыми находится песчаный берег, выпас для скота и заросший, непроходимый для судов канал в озеро Алабуга, куда возможен волок километр полтора.

Если от Алабужского канала повернуть на восток и идти вдоль правого берега, то примерно через час можно достичь канала между озерами Касли и Кисегач. Со стороны Кисегача есть брод через этот канал 0,5—1 м глубиной.

Невдалеке от брода, на правом берегу озера есть мыс — с хорошим причалом, земляными ступенями, ведущими на большой берег с негустым березняком, богатым грибами и ягодами. Удобное место для лагеря. В 19—20 минутах ходьбы от канала находится густо заросшая камышом протока между двумя частями озера Кисегач. В камышах довольно широкая извилистая просека длиною около километра с выходом в восточную часть Кисегача. Заросли камыша очень живописны, похожи на джунгли, сплошь покрыты ковром из лилий. Тишина то и дело нарушается утиным криком, хлопаньем крыльев, всплеском рыбы.

Из-за обилия камыша причалить здесь негде. Поэтому, сделав небольшой круг по озеру, возвращаемся по протоке на мыс напротив деревни Кисегач (она находится недалеко от автодороги Челябинск — Касли, путешествие можно начать и отсюда). Далее возвращаемся в озеро Касли и идем вдоль правого берега. Через 1,5 часа выходим к автомобильному мосту через протоку, соединяющую озера Касли и Киреты. Войдя в озеро Киреты, поворачиваем на северо-восток и держим курс на высокий каменистый остров. Через час огибаем его с левой стороны и за выступом обнаруживаем хороший причал с оборудованной стоянкой. Остров небольшой, уютный, богат грибами, брусникой, малиной, кизильником, бояркой.

Выходим с острова в северо-западном направлении, ориентируясь на опоры НЭП, которые видны и с каслинского моста. Идем вдоль правого берега озера Киреты. Минут через 20 под железнодорожным мостом въезжаем на узкий каменистый канал, соединяющий озера Киреты и Сунгуль. Миновав мост, берем ориентир на северо-запад, плывем в просвет между берегами озера, курсом на ретранслятор на вершине горы и деревянные постройки г. Вишневогорска. Озеро Сунгуль пересекаем за полтора часа, встречая в районе островов несколько мелей, отмеченных леньками и молодыми деревьями. Из заболоченной части озера Сунгуль в районе Вишневогорска выходим, огибая скалистый мыс, в протоку между озерами Сунгуль и Силач. По обе стороны протоки — опоры ЛЭП.

На правом берегу узкой части озера — дачные поселки. Идем вдоль левого берега. На выходе в основную часть озера причаливаем на левом берегу в удобной бухте, где можно устроить дневку.

Продолжаем путь вдоль левого берега озера Силач и через полчаса минуем заболоченное устье речки Вязовки и заброшенную заимку из пяти домов — Чухварово. От нее поворачиваем на восток и движемся вдоль левого берега с заградительными буйками курсом на подсобное хозяйство. Через час причаливаем к нему. Тут есть столовая, магазин.

Отсюда отправляемся в обратный путь, курсом на ретранслятор г. Вишневогорска и через час входим в узкую часть озера Силач, На этом участке трассы при попутном ветре можно воспользоваться парусом. На пути из озера Силач в озеро Сунгуль посещаем г. Вишневогорск, тут есть почта, магазины, имеется регулярное автобусное сообщение с г. Челябинском. По уже знакомому маршруту плывем до озера Касли. Оказавшись в нем, движемся вдоль правого берега на голубое здание правее церкви. Слева остается городской пляж, входим в узкую часть озера под автомост через озеро Касли.

Далее берем курс на следующий мост, железнодорожный, проходим под ним и идем курсом на шлюзовые камеры по городскому пруду, минуя справа опору ЛЭП, стоящую в воде. Причаливаем рядом со шлюзами. Волок из озера Касли в озеро Иртяш около 1 километра. Ширина Иртяша сначала достигает четырех километров, а далее — восьми, поэтому противоположный берег едва виден.

Плывем, держась правого берега. В километре вправо от ЛЭП расположена конечная остановка автобуса в сад Теренкуль. Автобус до автовокзала в городе Кыштыме ходит каждый час. Далее можно уехать поездами на Челябинск: Ленинград — Алма-Ата, Свердловск — Севастополь, Верхний Уфалей — Челябинск.

г. Челябинск

В. РОГАЛЕВ

ЛИТЕРАТУРА: Уральский меридиан. Путеводитель-справочник. Челябинск. Южно-Уральское кн. изд-во, 1989. Адрес для консультаций: 454078, Челябинск, а/я 4244.

Журнал «Турист» № 8 август 1990 г.

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области