Пятница, 15.02.2019
Спутник туриста
Меню сайта
Категории раздела
Мои статьи [15]
Журнал «За рулем» [211]
Журнал "Турист" [784]
Информация и статьи из журнала "Турист"
Статистика
Push 2 Check

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Главная » Статьи » Журнал "Турист"

Карпаты ошибок не прощают!
(Окончание. Начало в № 5)

ВТОРОЙ УРОК 

На разборе трагического происшествия уже дома в Николаеве В. Хоралов говорил:

— 27 января приехал в Рахов П. Назаренко, заведующий отделом безопасности турмаршрутов и самодеятельного туризма ТЭПо «Закарпаттурист». Я понял, что наконец начались спасработы. До этого КСО работали неохотно. Экипировка ужасная, люди в резиновых сапогах...

Как видим, довольно серьезное обвинение в адрес спасателей.

Кстати, эту точку зрения разделяют большинство местных туристов, с которыми удалось побеседовать. Примерно такого же мнения придерживаются и руководители — председатель совета Николаевской областной федерации туризма С. Хайнацкий и директор областного турклуба И. Рура. Не отрицая грубейших ошибок руководителя похода В. Коралова, плохой подготовленности группы, они тем не менее подчеркивали, что, мол, будь спасатели пооперативнее, порасторопнее, скоординируй они лучше спасработы — трагического исхода могло и не быть...

Разберемся, насколько такое толкование печальных событий в Карпатах справедливо.

Петр Николаевич Назаренко — опытнейший турист, имеет за своими плечами сложнейшие походы. Карпаты знает досконально. Всего полтора года он возглавляет Закарпатскую областную КСС. Принял хозяйство слабое, с устаревшей и явно недостаточной материальной базой. Но об этом позже.

Несколько дней с утра до поздней ночи мы кропотливейшим образом анализировали ход спасработ с выездом в район происшествия (буквально час за часом), провели совещание начальников КСО и инструкторов Закарпатской области (многие из них непосредственно принимали участие в поиске). Высказаться дали всем. Беседовали со следователем прокуратуры Раховского района А. Теткиным, изучали документы...

Беру на себя смелость утверждать, что шероховатости в спасработах, возможно, и были, но «проколов», которые привели бы к столь печальным последствиям, смерти четырех человек — нет. Более того, плохо одетые и обутые спасатели, снабженные примитивнейшими радиостанциями, работали в исключительно трудных условиях самоотверженно, рискуя собой. Хочу подкрепить эти слова свидетельством специалистов, которых трудно обвинить в предвзятости.

Старший научный сотрудник Украинского научно-исследовательского гидрометеорологического института, кандидат географических наук. В. Грищенко, начальник снеголавинного отряда А. Аксюк и начальник селевого отряда А. Дезирен, принимавшие самое непосредственное участие в спасработах, рассказывают:

...25 января с утра погода была нелетной. По настоятельной просьбе спасателей все же был вызван вертолет из Ивано-Франковска. К 15.30 он прибыл и в сложных условиях начал поисковые работы. Около 16.00 нам с трудом удалось сесть на приюте Драгобрат и взять на борт двух спасателей Ясинянского отряда.

Вылетели в район бедствия. Условия тяжелые — сильный ветер, болтанка. Верхняя часть горы Близницы и соседних вершин в облаках. Ориентироваться крайне трудно.

Пролетая довольно низко над землей, на участке между приютом Перелесок и г. Близницей, видели следы, большей частью засыпанные снегом.

Двигаясь от овчарни к овчарне, наконец обнаружили группу из трех человек... Сесть было невозможно из-за сильного ветра. Знаками дали знать группе, чтобы она оставалась на месте. (Мы помним, что здесь теплый домик с печкой, запас дров. Есть у туристов и продовольствие. Беспокоиться об этих троих пока не приходится. Надо искать исчезнувшую «пятерку». — В. X.)

Полетав еще немного — погода резко портилась, — вертолет вернулся на Драгобрат и, высадив спасателей, вернулся в Ивано-Франковск.

— В последующие дни мы ежедневно ожидали вертолеты, но погода окончательно испортилась: внизу шел проливной дождь, вверху — густой снег и туман.

Наконец, 28 января погода улучшилась. Безоблачно, но ветер велик. В 11.00 прибыл вертолет из Ужгорода, и мы направились в район бедствия.

Радиосвязь из-за плохой аппаратуры была никудышной. Хочется отметить добросовестность и отвагу спасателей, без сна и отдыха проводивших поиск.

Вот так! Без сна и отдыха трудились люди. Были у них грубые ошибки? Думается, нет. В. Коралов, как мы помним, не мог даже примерно указать место, где он сорвался вниз и потерял людей, оставшихся на гребне. Они могли заночевать в снегу под гребнем или самостоятельно выйти к колыбам, могли спуститься и влево, и вправо. Словом, район для поиска оказался достаточно обширным. И, разумеется, спасатели не подозревали в тот момент о серьезности травмы Юли Пойм. Группа была вполне автономной, с запасом продовольствия. Естественно было предположить, что она где-то «отсиживается», пережидая непогоду.

И тем не менее по сигналу тревоги, принятому Ясинянским КСО, куда явился В. Коралов 25 января в 12 часов дня, а не в 11.00, как он утверждает, уже через часа два спасотряды были готовы к действию. Заказали вертолет. О случившемся происшествии тут же поставили в известность руководство Закарпатского ТЭПО, позвонили и в Киев...

Инструктор Ясинянского КСО И. Мельничук в это время выясняет у В. Коралова обстоятельства, при которых произошло разделение группы, и приблизительное место нахождения ее участников, согласовывает по телефону с начальником Раховского КСО Ю. Вербищуком совместные действия по проведению поисково-спасательных работ.

Гора Близница и ее отроги находятся в зоне действия Ясинянского КСО, поэтому этот отряд выезжает в район горы и идет по маршруту николаевцев, но им навстречу. Погодные условия, плохая видимость не благоприятствуют работе. Когда с вертолета обнаружили трех человек у полонины, ориентироваться в воздухе было крайне трудно — вершины-то в облаках, сильные порывы ветра бросали машину из стороны в сторону, грозя швырнуть на землю. Сесть невозможно. Предположили, что это полонина Браивка (ошибочно! — В. X.). По радио сообщили результаты поиска. Спасотряд, несмотря на снежную круговерть, бросился в этот район.

В. Коралова привозят на автостанцию села Квасы. Здесь условлена его встреча с Раховским спасотрядом. Коралов должен вести отряд по пути своего спуска. Но спасотряда не дождался и самовольно вернулся в поселок Ясиня, на турбазу «Эдельвейс».
Начальник Раховского КСО Ю. Вербищук принимает решение «бросить» спасателей к приюту «Перелесок» со стороны села Билин и начать поиск по пути следования тургруппы. Логика в таком решении была — путь подъема в район горы Старая из села Квасы дольше и сложнее, чем подъем со стороны «Перелеска». К тому же на приюте есть снегоход «Буран», который предполагается использовать в поисково-спасательных работах.

Но где же был руководитель николаевской тургруппы в этот ответственный, решающий момент?

В своей второй объяснительной записке от 27 января он пишет:

«Я прождал на остановке Квасы до 16.30 и понял, что с отрядом мы разминулись... Подумал, что в 17.00 туда уже нечего подниматься — будет темно. Поехал на остановку Кевелив и начал подъем... Поднялся туда, где кончается дорога, метров на пятьсот и упал без сил. Понял, что не дойду. Спустился и уехал в Ясиня узнать, как идут поиски...»

Усилия многих людей (шесть спасотрядов, 63 общественных членов КСО, группа опытных туристов-горников из Кишинева участвовали в поиске. — В. X.) не принесли желанного результата — спасения пострадавших. Но можно ли их винить в этом? Думается, нет! Они мужественно выполнили свой долг.

Кстати сказать, к такому же выводу пришли и участники совещания-семинара, на котором присутствовали начальники областных КСС Украины и представители республиканского и Центрального советов по туризму и экскурсиям.

Но не будем забывать, что по этому печальному факту возбуждено уголовное дело, идет следствие и только суд определит ту или иную меру ответственности участников трагедии.

Наша же задача в другом. Давайте задумаемся вот над чем (уверен, что это имеет самое прямое отношение к теме разбора): на Закарпатскую область, где проживают без малого полтора миллиона человек и куда ежегодно приезжают сотни тысяч отдыхающих и туристов, стремящихся в горы, приходится не более двадцати квалифицированных специалистов, которые имеют жетон спас-службы! Да и те экипированы и оснащены из рук вон плохо. Что же говорить тогда о снаряжении «общественников»? Они идут в горы на спасработы «с чем бог послал». КСС не может сохранить для них на время спасработ даже средний заработок! А ведь люди рискуют здоровьем, а подчас и жизнью... До каких же пор мы будем «пробавляться» голым энтузиазмом?

Дальше — больше! Штаты КСО минимальны — начальник и инструктор. Их зарплата по нынешним временам невелика — соответственно 140 и 135 рублей. Не только семью, себя не прокормишь! А ведь надо всегда «быть в форме», маркировать туристские маршруты, учить общественников и многое другое.

...Когда мы с П. Назаренко отправлялись в неблизкий путь из Ужгорода в Рахов, на место происшествия, то пожилой опытный водитель нашего РАФа Д. Бабич, скептически осмотрев истертые покрышки, с глубоким вздохом сказал: «Может, и доедем...»

С невольной дрожью представил, как они в ту страшную январскую непогоду буквально ощупью «продирались» сквозь плотный туман и снег с дождем по крутым горным серпантинам, ежеминутно рискуя сломать себе шею.

— Это еще что, — заметил горько Петр Николаевич. — У нас, по крайней мере, автомобиль новый. А вот в Раховском КСО машина отработала уже два срока, латана-перелатана. В других отрядах — немногим лучше...

И никто не хочет понять там, наверху, — продолжал он, — что рафики хороши для города. А нам нужны автомобили с двумя ведущими мостами, с галогенными (противотуманными) фарами, полным комплектом запчастей и достатком бензина, которого часто не допросишься...

Длинная дорога располагает к откровенности. О многих бедах КСС успели мы переговорить с П. Назаренко.

— Будь у нас, — сказал он мне (и к этой мысли возвращался затем не раз),— хотя бы две-три специально обученные собаки, трагедии могло и не быть. Мы бы их непременно нашли пусть простуженными, обмороженными, но живыми!..

В самом деле, в Болгарии, Польше, Югославии и в других европейских странах с успехом применяют поисковых собак. В соседней с Закарпатьем Чехословакии, например, этим занимаются работники спасательного центра «Горская служба». Они не раз доказывали, что поиск с собакой позволяет буквально в считанные минуты отыскать человека, находящегося под слоем снега или грунта, под руинами, что часто дает возможность спасти пострадавшему жизнь. Кроме того, сокращаются крупные материальные затраты на продолжительную работу многих спасателей. И только для нас эта простая истина все еще находится «за семью печатями»!

Кстати, коль скоро мы заговорили о затратах, то в нашем конкретном случае стоимость спасработ вылилась в весьма внушительную сумму — без малого четыре тысячи рублей! И благо для закарпатских спасателей, что все расходы взял на себя Центральный совет по туризму и экскурсиям, выделивший недавно на эти цели 200 тыс. рублей. Иначе быть бы им, как говорится, «и разуту и раздету». Ведь часто до этого бывало — проводит КСС спасработы, тратит средства и... ухудшает свое и без того слабое финансовое положение,

...Во многих странах мира спасатели пользуются высоким престижем в обществе, прекрасно оснащены, хорошо зарабатывают. Чтобы стать спасателем, нужно пройти серьезный отбор. И, думается, пока у нас не сложится такая же ситуация, мы будем вновь и вновь нелепо терять самое дорогое — человеческие жизни. Это, как представляется, и есть второй урок, который можно извлечь из нашей печальной истории.

Валерий ХУДАЕВ, наш спец. корр.
Ужгород—Рахов— Николаев—Москва

Журнал «Турист» № 6 1988

Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области

Категория: Журнал "Турист" | Добавил: eastboy (06.04.2011)
Просмотров: 725 | Рейтинг: 0.0/0
Поиск
Друзья сайта
  • График отключения горячей воды и опрессовок в Мурманске летом 2019 года

  • Обучение по пожарно-техническому минимуму
  • Полярный институт повышения квалификации
  •  

     

    Copyright MyCorp © 2019
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz